Как провести революцию в умах в СССР

* Впервые эта работа напечатана по-русски на Западе в 1973 году.

Социальная система СССР

Социальная система СССР — тоталитарный сверхмонополистический государственный капитализм, который может существовать только

— при условии захвата государством всех богатств страны: земли, предприятий, банков, транспорта...

— при превращении населения в бесправную массу, за ничтожную оплату отдающую свой труд государству.

Такой режим может быть только террористическим и антинародным.

Во главе государства — класс партийных бюрократов численностью не свыше 300 000 человек. Ему подчиняются коммунистическая партия (КПСС), тайная полиция (КГБ), армия, министерства, то есть практически все: промышленность, сельское хозяйство, транспорт, научные институты, профсоюзы и т. д.

В распоряжении этого класса все средства, выжатые страшной эксплуатацией из населения. Поэтому его по праву можно назвать классом государственных капиталистов.

Уязвимость системы в:

— страшном грузе совершенных преступлений 1;

1 Режим уничтожил 80 миллионов человек, из них 20 миллионов — потери Второй мировой войны.

— ошибочных концепциях, ложных целях, бесчеловечных средствах угнетения населения;

— непрерывной эксплуатации трудящихся;

— неслыханном закрепощении крестьянства;

— отсталости экономики, не обеспечивающей основных нужд населения;

— разрыве между крайне низким уровнем жизни населения и богатством класса партийных бюрократов, и т. д.

Порочность режима

— Гражданские свободы и демократия в области политической жизни и частная собственность в области экономики — смерть для режима. Лидерам системы Ленину, Троцкому, Сталину — это стало ясным с первых дней захвата власти в стране. Поэтому была введена диктатура и заработала машина террора. Скоро и народ на собственной шкуре убедился в лицемерности всех лозунгов.

— Демократизация режима невозможна. Он способен только на мелкие тактические уступки. Господствующий класс в стране должен сдать свои позиции.

— Эволюция режима невозможна, ибо если он изменит свои методы в отношении населения, то будет взорван силами развития.

— Режим может существовать только при условии закабаления населения.

— Применение в СССР разных форм тотальной и убийственной эксплуатации населения — тягчайшее преступление.

— Сосуществование свободного мира и режима Кремля возможно лишь как непрерывная борьба до уничтожения одного из них.

— Лидеры класса государственных капиталистов тесно связывают свою власть и существование с военной победой над всеми с поработителями, растворяются в этой массе, а потому неуязвимы.

Труд вынес приговор режиму. В результате — паралич сельского хозяйства. СССР перестал быть житницей Европы, какой была Россия до революции, и вынужден закупать зерно у США, Канады и даже Франции. Качество машин и товаров катастрофически низко. Они не находят спроса за границей. СССР продает только сырье и оружие. Технология и ряд наук отстали от уровня на Западе.

Новое поколение растет в злой нужде, в вечных недостачах, в атмосфере несвободы и полной бесперспективности. Вот почему, несмотря на то, что молодежь постоянно накачивают марксизмом, она находится в явной оппозиции к режиму угнетения.

Люди зрелого и пожилого возраста уже давно во всем разобрались и настроены соответственно.

Население в целом невосприимчиво больше к внутренней пропаганде, как мокрая губка к новой порции воды. И наоборот, подобно сухой губке, оно жадно впитывает получаемую извне информацию о Советском Союзе. За немногим дело стало, чтобы воспринять идеи, помогающие освобождению от тирании.

Особенности угнетателей

После уничтожения в 1937 году идейных сторонников режима, угнетатели комплектовались главным образом за счет карьеристских элементов и всевозможных мобилизаций.

Каждый мобилизованный, несмотря на лучшие материальные условия, остается полурабом, винтиком системы и постоянно чувствует на себе ее зубья. Поэтому среди угнетателей также относительно велико число ненавистников режима. Это, по крайней мере, треть членов партии.

Вторая треть членов партии тоже рада была бы в корне изменить свое положение и жизнь, но опасается расплаты и не видит выхода.

Оставшаяся треть членов партии привязана к системе из-за материальных благ, власти, карьеры. Но многие из этих членов партии относятся к режиму критически.

Сотрудники КГБ, судов, прокуратуры также испытывают угнетение и страх.

Карьеризм существовал испокон веков, и ничего нового о нем не скажешь. Следует лишь повторить, что карьерист надежен, лишь пока ему хорошо, ничто не угрожает и сулят успех.

Поэтому нельзя воспринимать угнетателей, как монолитную массу. В каждом из них следует видеть нормального человека, жертву режима. Большинство угнетателей не виновато полностью в своих заблуждениях из-за полученного воспитания. Им надо всячески разъяснять истинное положение вещей.

Силы освобождения в СССР

Главные силы сопротивления. Жизнь подтвердила необходимость широкого участия основных слоев населения в борьбе с властью, которая держится благодаря непрерывному террору.

С момента захвата власти коммунистами население вело и ведет борьбу с режимом угнетения. Формы борьбы менялись. Многочисленные открытые выступления рабочих и крестьян в первые годы после октябрьского переворота, во время гражданской войны и коллективизации сменились скрытой, глухой борьбой. Народные средства борьбы просты, но эффективны. В результате СССР стоит на грани экономического краха. Силы сопротивления народа измеряются десятками миллионов.

Борцы за веру. Режим смертельно боится духовной свободы человека как силы сопротивления порабощению. Поэтому власть на протяжении всех лет своего существования рассматривает, как опасных врагов, людей, которые отстаивают веру в Бога и право на религиозные объединения. Активных борцов за веру — сотни тысяч, пассивных — миллионы.

Борцы за национальную независимость. Несколько сотен тысяч активных борцов подвергается жестоким гонениям.

Диссиденты. Так называемое демократическое движение в СССР состояло из людей, всерьез или условно считавших сталинскую конституцию 1936 года и Всемирную декларацию прав человека достаточным основанием для открытой политической деятельности. Но диктатура класса партийных бюрократов признает демократию лишь на словах, в целях агитации. За такие «преступления», как подписи под петициями, распространение и хранение Самиздата, люди поплатились тюрьмой, лагерями, психиатрическими застенками. Демократическое движение понесло большие потери.

Диссиденты внесли свой вклад в борьбу за освобождение страны от ига Кремля, обратившись к мировому общественному мнению. Благодаря им Запад начал вести борьбу за права человека в СССР.

Слабость диссидентов — в отсутствии, как правило, связи с рядовыми тружениками. Диссиденты главным образом — люди умственного труда. Их число измеряется сотнями.

Как подготовить революцию в умах в СССР

Спасение человечества и избавление россиян от рабства могут произойти только после отстранения от власти класса партийных бюрократов с последующей реформой экономической системы. Необходимо создать условия, при которых правительство Кремля будет вынуждено уйти в отставку, и новое правительство, сформированное из подлинных представителей народа, сможет осуществить требования угнетенных слоев населения.

В условиях демократии при объективной, правдивой информации возможно было бы провести плебисцит под наблюдением международных представителей. В условиях диктатуры сама постановка такого вопроса исключена. Режим добровольно на это не пойдет. Поэтому следует искать другие пути освобождения от режима. Наметим их основные вехи.

С чего начать

Микробратства. Начинать следует с того, что уже имеется в стране. Подавляющая часть населения СССР состоит из микробратств. Я называю так естественно образовавшиеся и проверенные годами группки людей, полностью доверяющих друг другу.

Можно заставить народ перестать кричать и разговаривать открыто в общественных местах. Но невозможно заставить молчать в семье, в кругу родственников, старых друзей, верных товарищей, хороших знакомых. Это не удалось даже Сталину! Во времена самых страшных чисток люди всегда обсуждали, критиковали, возмущались, пусть вполголоса.

В узком кругу обсуждение всех проблем происходит в атмосфере полной свободы: люди как бы наверстывают возможность проявить себя, утерянную в условиях деспотии. Свободное выражение мысли — реакция на ее зажим в условиях подавления личности. Именно в микробратствах сосредоточены в настоящий момент силы сокрушителей режима. Достаточно большое число микробратств имеет в своем распоряжении транзисторы, позволяющие ловить передачи из Свободного мира.

Мостики. Связи, возникающие между отдельными микробратствами, я называю мостиками. Их перебрасывают с большой осторожностью, лишь при необходимости, так как риск велик.

Отсутствие реальных целей, разъединение населения и бездействие сил освобождения мешают перебрасыванию мостиков.

— Революция должна быть народной, а не партийной. Собирать силы освобождения под знамена революционной партии с уставом, программой, взносами, списками членов в условиях СССР обречено на провал, ибо слова «партия», «организация» сами по себе внушают страх или отвращение. Кроме того, вследствие разветвленной сети осведомителей, существование партии было бы вскоре обнаружено, центр захвачен, рядовые члены выловлены.

Какими средствами можно подготовить революцию. Эпоха партийных революций, при подготовке окутанных тайной, а при осуществлении обернувшихся террором и насилием, полностью себя скомпрометировала. Стратегию и тактику борьбы следует разъяснять открыто. Необходима лишь личная конспирация. Революция должна осуществляться самим народом. Центр производит лишь координацию его усилий. Элита сил освобождения руководит борьбой в разных пунктах страны. Таким образом революция открыто входит во все клеточки жизни.

Роль радио. Первая стадия революции умов не требует никаких организаций и протекает в наиболее естественных условиях. При современных технических возможностях главную роль должно играть радио. Слушатели должны получать информацию из единого центра. Радиопередачи должны быть построены на конструктивных, привлекательных и убедительных идеях и рассчитаны на любые слои населения. Первоначально следует помнить о недостатках многих, а не исходить из доблести единиц. Поэтому материалы должны быть изложены кратко и ясно, брать за живое, показывать пути борьбы, открывать близкие достижимые цели. Тогда найдутся немедленно тысячи слушателей. В микробратствах появятся пионеры сил освобождения, и в дальнейшем произойдет их постепенное объединение с помощью мостиков.

Революция в умах переходит в революцию в обществе. Революция в умах состоит в создании сил освобождения. Строй мирно или с наименьшим потрясением сменяется другим, когда у основной части населения утвердилось мнение о его порочности и о необходимости его замены. Чем основательнее такие мысли завладевают умами, чем шире они проникают в толщу народа, тем больше оснований для бескровной смены системы правления.

Подобные условия могут быть созданы, когда революция произойдет в умах достаточно большого числа угнетенных и затронет слои угнетателей, включая самые верхи. Революция умов предпочтительнее разбою и анархии на улицах.

Центр координации находится на радиостанции за пределами СССР. Четыре цикла радиопередач обязательны, цель которых:

— разоблачить природу коммунистического режима и его преступления, разгромить марксизм-ленинизм, доказать бездарность системы и ее вредность для нормального человека,

— беспристрастно представить Свободный мир с его достоинствами и недостатками,

— рекомендовать форму общества, приемлемую для населения после свержения режима,
— помочь населению заменить античеловеческий марксизм и безбожие на мировоззрение, отвечающее положительным достижениям эпохи.

Русская эмиграция сможет сделать свой ценный вклад в подготовку и передачу материала по радио.

Режим сам неизбежно переведет революцию в умах на ее вторую стадию. Поиск и преследование сил освобождения закончатся арестами и судом. Родственники и друзья жертв, микробратства, связанные с ними с помощью мостиков, будут вынуждены постепенно перейти к открытым действиям: протестам, петициям, хождениям по инстанциям и т. д.

Третья стадия революции в умах связана с массовой переброской мостиков, позволяющей усиленное распространение листовок, призывов, организацию давления на угнетателей и воздействия на стукачей... Возродится старый добрый девиз: один за всех, все за одного, и станут возможны подпольные союзы, лиги, общества, цель которых разрешить религиозную свободу, избавиться от обязательной безбожной идеологии, освободить крестьян от колхозного рабства, добиться права па забастовки, резко повысить заработную плату рабочих и служащих, разрешить частную торговлю, инициативу, частную практику врачей, адвокатов и т. д.

Преследование сил освобождения режимом будет только способствовать углублению революции 1.

1 Согласие режима с перечисленными выше требованиями равносильно его гибели: коренная ломка экономической системы приведет к крушению пирамиды.

На этой стадии (когда будет проверена способность к согласованным действиям) революция в умах перейдет в революцию в стране. Самая простая форма такой революции — всеобщая забастовка с политическими требованиями смены режима. Со дня начала работы радиостанции до свершения революции в СССР должно пройти примерно пять лет, при условии, что передачи попадут в цель, то есть будут положительно восприняты силами освобождения.

Угнетатель может стать союзником угнетенных. Силы освобождения должны относиться терпимо к рядовому чиновнику в государственных учреждениях СССР. Судья, следователь, прокурор, тюремный надзиратель, конвоир, любой чин в учреждении могут выполнить свои обязанности по долгу службы или быть аспидами и карьеристами, упивающимися властью и карабкающимися по трупам. Каждого исполнителя воли режима надо оценивать только по его отношению к человеку, судьбой которого он распоряжается. Больше того, если поведение чиновника эволюционирует в лучшую сторону, следует забыть его прошлое.

Мстить никогда не следует. Вполне возможно повлиять на ум и сердце большей части этих людей, если:

— признавать в каждом из них нормального человека, жертву обстоятельств,

— гарантировать свободу, а также возможность достаточного заработка и пенсии тем из них, кто перейдет на сторону сил освобождения в ходе революции.

Угнетатель, который не перейдет на сторону народа, предстанет перед судом. Но он может быть оправдан, если докажет, что не проявлял личной инициативы, а следовал приказу. В противном случае приговор предусматривает лишь ссылку или заключение.

Чудовище должно стать глухим и слепым. Сексоты совершают огромное число тайных террористических актов против народа. Они вползают в доверие с помощью лжи и обмана, а затем доносят на недовольных режимом и его врагов. Скольких людей они погубили, сколько разрушили семей, скольких сделали вдовами и сиротами!

Как правило, сексоты сломлены, трусливы, аморальны. Это человеческие отбросы, ставшие щупальцами спрута. К ним недопустимо относиться мирно. Сексот должен получить возмездие. Простить его можно только, если он докажет на деле свое раскаяние 1.

1 В сталинских лагерях накоплен опыт воздействия на стукачей. (См. «Записки Сологдина».)

Революция в умах приведет к разрыву сети сексотов.

К сексотам следует причислить тех, кто является непосредственными проводниками террора:

— всех, дающих на следствии и суде показания на других;

— психиатров, признающих больными здоровых инакомыслящих 2;

2 Эти врачи применяют сильные химические средства, которые разрушают здоровую психику. Палачи в профессорских белых халатах пытаются спрятаться от гласности за колючей проволокой тюрьмы-больницы. Но снежевские и лунцы должны стать известны мировой общественности и быть объявлены вне закона.

— следователей, тюремщиков, милиционеров, дружинников, которые избивают, пытают, мучают, убивают;

— должностных лиц, применяющих приемы сексотов, и замаскированных чекистов;

— всех руководителей и активных участников карательных операций для усмирения народных восстаний.

Мораль рабов. Мораль рабов — реакция населения на коммунистическую мораль1, насаждаемую режимом, с которым невозможно быть честным. Рабы не хотят говорить правду. Рабы не хотят работать в этом режиме. Они тащат все что можно у государства. Так народ протестует против режима и ведет подспудную борьбу, которая уже не раз приводила к краху экономической системы.

1 Морально все, что полезно классу партийных бюрократов.

Режим создал мораль рабов, и население не расстанется с ней до завершения революции.

Радиостанция — центр революции. Центр, после широкого и глубокого предварительного обсуждения, производит отбор предложений. Если при этом обнаруживаются непримиримые концепции, то их авторы смогут работать лишь на разных радиостанциях. Это нереально. На практике радиостанция останется за теми, чьи идеи одержат верх. Она станет центром революции 2.

2 При быстром развитии событий в желательном для населения смысле в начальной фазе два центра революции не смогут ей повредить. В дальнейшем будет существовать лишь центр, доказавший правильность своих аргументов, тогда как другой центр будет бойкотирован самими слушателями и прекратит свое существование.

Центр революции должен производить отсев всего сомнительного и вредного в радиопередачах и отбирать материалы согласно принятой программе. Во время организация радиостанции выявятся подходящие для работы на ней люди. Центр революции не располагает никакой властью и существует только в период революции.

Нейтрализация армии. Революция в умах затронет армию. Войска могут отказаться стрелять в народ.

Устранение вражды между народами. У всех народов под пятой Кремля один и тот же главный враг: класс партийных бюрократов. Рознь между народами удобна для режима. Каждая нация имеет своих негодяев и палачей. Угнетатели — представители всех наций. Неверно валить всю вину на русских. Те, кто называет лидеров и слуг режима русскими, обнаруживают крайнюю близорукость.

Институт заложников может быть взорван силами освобождения. В значительной мере режим держится благодаря институту заложников. Когда заключенные в лагерях дрожали за своих родственников, они безропотно подчинялись произволу тюремщиков. Но в 1952 году на каторге Экибастуза (Северный Казахстан) мы поняли, что все равно будем уничтожены. Освободившись от страха, мы организовали первую в истории лагерей забастовку-голодовку и выиграли битву. Волна последующих восстаний напоминала цепную реакцию. В результате стала разваливаться огромная империя ГУЛАГ 1. В то время я считал, что надо руководствоваться правилом: Одним мучеником на земле меньше, одним святым на небесах больше. Только так можно было ответить на угрозу расправы с заложниками, то есть с нашими близкими. Это положение жизненно в наши дни, тем более, что сталинский гнет позади.

1 Записки Сологдина (Лубянка-Экибастуз). 1973.

В ходе революции в умах человек убедится в необходимости торпедировать систему заложников, созданную режимом. Тогда станет возможным переход от фазы пассивной подготовки революции в микробратствах к активной деятельности сил освобождения.

Противника следует бить его же оружием. Коммунизм настолько себя скомпрометировал, что это слово и все его производные у большинства людей вызывают отвращение. Но для борьбы с коммунистическими деспотиями полезно сопоставить реальные близкие цели и цифровые обещания Общества независимых с туманными марксистскими лозунгами. Сравнение изобличает нереальность марксистского коммунизма.

К новому обществу можно прийти в условиях нормальной экономической борьбы и гражданских свобод, и только при абсолютном осуждении террора, насилия, обмана и других преступных средств, с помощью которых коммунисты захватывают и удерживают власть. Никто в новом обществе не будет призывать к борьбе классов, каждому слою населения будет предоставлена возможность следовать своему пути развития. Никто не будет иметь права решать за других, порабощать и ликвидировать людей.

Отказ режима от Общества независимых лишний раз обнаружит его лицемерную сущность и облегчит революцию в стране.

Смех — наш союзник. Нет необходимости что-либо придумывать, описывая повседневную жизнь в СССР. Достаточно заметить и обобщить факты.

Возможности врага и препятствия при осуществлении революции

Что позволит Западу открыть глаза. Следующие факты должны помочь Свободному миру понять необходимость создания западной радиостанции и передачи ее в руки тех, кто способен подготовить революцию в СССР:

— наступление коммунистов во всех точках земного шара,

— разложение коммунистами Запада,

— огромное вооружение СССР,

— реальность сговора Кремля с нынешними хозяевами Пекина.

За последнее время Свободный и Третий миры все больше и больше задумываются над своей судьбой и недалеки от понимания смертельной опасности при сосуществовании с коммунистическими режимами.

Революцию в умах следует провести также на Западе. Она будет способствовать прозрению руководящих западных кругов и необходима, чтобы покончить с господствующими лжеучениями, разрушающими человеческую цивилизацию. Когда Запад поймет, что для своего спасения он должен иметь надежного союзника — народы СССР, а не режим,— он финансирует требуемую радиостанцию 1. Иначе близка страда, предсказанная в Апокалипсисе.

1 На Тайване имеется несколько мощных, но бездействующих радиостанций. Во время войны с Вьетнамом США потеряли более 500 летающих крепостей, каждая из которых стоила 30 миллионов долларов. Пять лет работы радиостанции не превысят цены одной летающей крепости.
Некоторые политические передачи, направленные на Советский Союз, осуществлялись русскими эмигрантами до 1974—1975 гг. из Испании и Португалии. Религиозные передачи в настоящее время продолжают идти из Монте-Карло и Испании.

Глушение радиопередач. Режим глушит заграничные передачи, так как даже крупицы правды для него смертельны. Стремясь всячески разъединить людей и тем самым их ослабить и достигнув в этом положительных результатов, диктатура правящего класса подготовила, сама того не желая, миллионы превосходных конспираторов, ненавидящих режим.

СССР — огромная страна, и глушилки действуют только в крупных городах и близ важных промышленных и военных объектов. Уже в 50—60-х километрах от Москвы можно без помех слушать передачи западных радиостанций.

Для расширения круга слушателей потребуются крошечные инициативные группки, каждая из которых представляет одно микробратство. Эти группки должны довести полученную информацию до сведения угнетателей и угнетаемых, лишенных средств приема сообщений. Хорошо подготовленные микробратства производят прием и запись информации в местах, где глушение радиопередач отсутствует. Важные тексты повторяются по радио несколько раз, иногда в виде диктанта. Размножение записанных передач производится на гектографе, который можно изготовить даже в примитивных условиях сельской машинно-тракторной мастерской.

Посредством мостиков подключаются микробратства для распределения материалов по почте и с помощью листовок. В ходе приема информации рождаются новые силы освобождения, которые согласны с конечными целями и способны на борьбу.

Активная отважная работа сил освобождения, количество перебрасываемых между микробратствами мостиков будут зависеть от калибра и действенности идей.

Что еще способен придумать режим. Режим попробует дать отпор революции в умах, поскольку ее цели будут провозглашены открыто. Что же он способен придумать?

— Отобрать все радиоприемники. Но тем самым у населения возбудится интерес к передачам, которые запрещают слушать. Лучшей рекламы не требуется, и большего доказательства страха и слабости режима придумать трудно.

— Перестать выпускать в продажу радиоприемники и радиодетали. Но этим режим только поможет умельцам продавать из-под полы радиоприемники, смонтированные из ворованных деталей.

— Издать закон, запрещающий слушать заграничные радиопередачи. Но сейчас не сталинские времена, и хотя СССР не выполняет Хельсинкское соглашение, он едва ли пойдет на мировой скандал.

— Начать серию ответных передач. Но режиму нечего сказать, он не сможет привести убедительных доводов в оправдание своего существования. Население давно нечувствительно к его пропаганде.

— От имени радиостанции, готовящей революцию в умах, начать благожелательно говорить о советском строе. Но подделка немедленно обнаружится, и режим лишний раз разоблачит себя.

— Усилить деятельность сексотов. Но сексоты попадут в крайне трудное положение. Невозможно доказать, что люди слушают передачи именно революционной радиостанции, и сексотам придется прибегать к клевете, чтобы оправдать свою деятельность. Их провалы приведут в ярость КГБ, который сделает из них козлов отпущения.

— Взорвать радиостанцию, убить ее руководителей. Но к проискам режима уже давно привыкли, и люди научились принимать нужные меры.

На чью сторону станет армия. Революция в умах неизбежно затронет армию. Ее не следует разрушать, так как необходимо помнить об обороне страны в случае возможного нападения в смутный период, например, со стороны Китая. Но надо, чтобы армия стала на нейтральную почву во время борьбы угнетенных с угнетателями.
Трудности проникновения передач в воинские соединения не следует преуменьшать: армия пронизана сексотами в большей степени, чем гражданское население, и транзисторы у солдат отобрать легко. Однако новобранцы принесут с собой новые идеи и вполне вероятно включение в борьбу по собственной инициативе среднего офицерского состава. Обстановка в стране неизбежно будет влиять на состояние умов военнослужащих всех рангов.

Особенности борьбы с режимом

Нарушить единство партийных бюрократов. Общество независимых, которое будет отстаивать революционная радиостанция, может показаться привлекательным не только угнетенным, но и ряду угнетателей вплоть до высших партийных бюрократов. Представители этого класса находятся в плену заученных канонов и не отдают себе отчета в последствиях своих действий. Только немногие из них имеют возможность следить за публикациями на Западе и быть в курсе мирового общественного мнения. У более молодых, думающих и образованных, личная заинтересованность в сохранении режима нередко сочетается с весьма критическим отношением к нему и даже с поисками выхода из тупика.

Отставание в экономике, уровне жизни населения, технике, науке разительно по сравнению с Западом. Партийных бюрократов радуют только успехи военной промышленности. Поэтому теоретически существует возможность, что часть класса убедится в бесперспективности своей линии поведения, ошибочности исповедуемой доктрины и справедливости ее критики.

Приветствовать изменение поведения угнетателей. Некоторые коммунисты, разобравшись в порочности режима, начинают открыто возмущаться и призывают изменить его сущность, но обычно останавливаются на полпути и требуют возвращения к «ленинским нормам». В этом случае они приносят лишь частичную пользу в пределах своего личного подвига. То же самое можно сказать об ученых и инженерах, которые в процессе создания оружия массового уничтожения ужаснулись и поняли бесчеловечность своей работы, но все же ее продолжают. Следует приветствовать любое проявление доброй воли у людей, тесно связанных с режимом, и помогать им. Тот, кто сегодня еще работает на режим, хотя уже без прежнего рвения, завтра найдет способ переменить сферу своей деятельности.

Не отбрасывать слабых. Поначалу люди с непривычки робеют, и более активным, приходится приносить себя в жертву, осуществлять связь, подбадривать колеблющихся. Сознание выполненного долга при этом растет, и вчерашний игрок в «козла», любитель телевизора и выпивки «на троих» превращается в борца за правое дело, с которого берут пример...

Уровень людей часто крайне низок из-за распространения пьянства, невыдуманных психических заболеваний и нервных расстройств. Силы освобождения не должны отбрасывать людей, искренне преданных революции, но исковерканных режимом. Им следует поручать, соразмерно их надломленным возможностям, участки и задачи, от которых не зависят другие судьбы.

Приносить жертвы. Нельзя рассчитывать только на профессиональных революционеров, которых породит режим. Потребуются и жертвы от населения. Например, лучшая часть молодежи должна научиться управлять механизмами и машинами, но отказаться от получения высшего образования1 нормальным путем. Без него легче вырваться из рабского конвейера.

1 Высшее образование можно получить заочно или изучить самостоятельно нужный для работы предмет.

Вести борьбу с сексотами. Действия сексотов не могут сорвать революцию в умах, но способны на первых порах затруднить ее проведение. Поэтому одной из главных задач сил освобождения должно быть приведение в негодность сети внутреннего шпионажа. Следующие меры должны помочь борьбе с сексотами:

— каждый, кто был посажен за решетку, объявляет на суде фамилию сексота или сообщает ее после суда родственникам;

— местные силы освобождения передают эти сведения для опубликования в специальном бюллетене, широко распространяемом в стране;

— силы освобождения сообщают по месту работы и жительства фамилии сексотов и предателей и передают их по революционной радиостанции;

— друзья и знакомые пострадавших публично разоблачают сексотов, которые в силу этого становятся непригодны для службы в КГБ;

— опасное предательство и рецидивы преступлений сексотов караются особо.

Дать отпор репрессиям режима. Равновесие сил угнетенных и угнетателей неустойчиво. При Сталине кровь текла ручьями. Люди всех слоев пирамиды дрожали от страха. Ни для кого не было исключений: ни для чекистов, ни для коммунистов. Народ был задавлен тираном.

Возврат к этой эпохе невозможен: Сталина нет, КПСС и КГБ не хотят больше быть жертвами произвола, с народом приходится считаться и даже закупать зерно за границей, чтобы не допустить голода.

В ходе революции в умах режим, конечно, усилит репрессии против угнетенных, так как его природа неизменна. Но репрессии приведут лишь к усилению революционных настроений в народе и к созданию революционной обстановки.

Сейчас в СССР говорят более открыто, чем раньше, передачи революционной радиостанции еще больше развяжут языки. В этой предгрозовой атмосфере репрессии только вызовут ответную реакцию: сопротивление народа.

Массовые репрессии при открытых формах борьбы народа невозможны. Провалы будут только в масштабе одного-двух микробратств. КГБ нечем будет поживиться, а старый путь выдуманных дел при сопротивлении народа слишком чреват последствиями.

Создать фронт открытой борьбы. Стремление сил освобождения сделать революцию мирной и бескровной может, однако, разбиться о тупое сопротивление класса партийных бюрократов, желающих во что бы то ни стало удержаться у власти. В последней стадии революции в умах угнетенные поймут свои колоссальные силы и возможности. Угнетатели, наоборот, все больше будут понимать свою слабость.

Эра забастовок начнется, когда революция умов подготовит достаточное количество сил освобождения и множество мостиков будет переброшено между микробратствами. Забастовки неизбежно приведут к уступкам властей. Одновременное объявление крупных забастовок с едиными требованиями заставит режим сдать позиции 1.

1 Но следует думать, что мирным путем лидеры ни за что не расстанутся с властью. В 1970 году, вследствие забастовок, секретарь Польской рабочей партии Гомулка и ряд министров за несколько часов оказались не у дел.

Если режим не пойдет на уступки, а применит силу, то в стране начнутся серьезные беспорядки. Количество пролитой крови зависит от поведения армии.

Первые шаги после падения режима

Когда рухнет коммунистический режим, население страны, именовавшейся СССР, и ее сателлитов приобщится к Обществу изобилия. Силы освобождения, временно взявшие в руки бразды правления, узаконивают все гражданские свободы, записанные во Всемирной Декларации Прав Человека, уничтожают прежнюю паспортную систему, открывают границы для свободного выезда из страны и обратного въезда в нее, распускают политзаключенных, безотлагательно пересматривают дела других осужденных, распускают КГБ и КПСС.

Немедленно проводятся следующие экономические преобразования:

— все жилые дома становятся собственностью жильцов, а не государства;

— все запасы продовольствия (включая резервные) распределяются по твердым ценам среди населения. На этот период сохраняются советские деньги. Чтобы население имело возможность покупать продовольствие и предметы первой необходимости у фирм свободного мира, надо как можно скорее ввести в обращение новую валюту с обеспечением золотого фонда государства;

— все государственные предприятия превращаются в акционерные компании 1. Акции распределяются поровну между постоянными рабочими и служащими каждого предприятия независимо от занимаемой должности2. Управление предприятиями производится администрацией, выбранной или нанятой по нормам и требованиям свободного мира;

1 Это наиболее приемлемая экономическая форма отношений для городского населения.
2 Впоследствии произойдет естественное перераспределение акций в зависимости от полезности каждого акционера.

— военная промышленность должна быть максимально сокращена; ее главные установки и оборудование должны быть использованы для производства изделий, нужных обществу;

— количество министерств и учреждений резко сокращается и доводится до нормального состояния. Служащие упраздняемых министерств распределяются по соответствующим отраслям промышленности и тоже становятся держателями акций;

— разрешается любая частная инициатива. Акционеры могут свободно продавать акции и, с общего согласия, все предприятие;

— сельскому населению — бывшим колхозникам и батракам совхозов — раздаются земли и обобществленный скот. На первых порах следует передать товариществам по совместной обработке земли, организованным по территориальному признаку, сельскохозяйственные машины. В дальнейшем крестьянство, по всей вероятности, изберет для своего процветания фермерский путь развития;

— слои населения, которые к созданию материальных ценностей непосредственного отношения не имели (ученые, врачи, учителя, чиновники, военные и другие), могут получить первоначальный пай за счет концессий.

При таком естественном решении экономической проблемы свободный мир сразу направит в освобожденные страны средства на самых подходящих условиях.
При единой экономической системе, условном существовании границ, гражданских свободах высокого уровня, преследовании угнетателей крупные государства станут анахронизмом, и возможно мироустройство на основе волеизъявления народов: союз разных стран с системой управления, исключающей террор и диктатуру.