О формировании души

Снова возвращаюсь к генетике. Генетика для меня связана с моей моделью души. Физические, физиологические особенности передаются генетически, а духовные свойства душа передает через монаду. Нельзя предсказать, что сын героя обязательно будет героем. Надо учесть еще, на ком герой женился; может быть, он пошел на компромисс, и у него не героическая жена.

Очень часто у людей талантливых дети бездарные, а у героев дети никчемные. Основная причина в том, что в формировании души ребенка принимают участие обе стороны. На этот резонанс — об этом я уже писал, — на колоссальную вибрацию, которая происходит при зачатии, откликается своя (предназначенная для данного случая) монада. Но вибрация зависит и от монады отца, и от монады матери. Монады могут поляризоваться, интерферировать и не складываться, а вычитаться. В результате получается ребенок, который не отвечает высокому замыслу отца. Вопрос очень сложный. Пока об этом можно говорить в самых общих чертах: монада должна проникнуть в душу, ее построить, и не надо забывать строительных способностей данной монады. Надо учитывать также, в каком положении была мать и как потом воспитали ребенка. Но все же если вспомнить о законе больших чисел, то, к примеру, во время наполеоновских войн была уничтожена лучшая часть мужского населения, а в Первой мировой войне — лучшая часть французского населения. И результаты мы видим: какое-то понижение уровня людей; после наполеоновских войн — резкое понижение, после Второй мировой войны — еще большее понижение. Видимо, носители высоких, сильных и героических душ не дали потомства, может быть, не успели его дать, и потомки родились у людей слабых, второстепенных, третьестепенных, что привело к снижению их уровня.

Я уже говорил, что в русской истории вырубали всю благородную часть, но благородство определяется не генами, а монадами. Если вырубают постоянно в течение столетий носителей благородного начала, носителей благородных монад, то эти монады не получают приглашения от данного народа, и их приглашают другие народы; и получается, что общий уровень благородства данного народа снижен. Так оно и было в России. Я думаю, что мое объяснение в какой-то мере, а может быть, даже в значительной мере, объясняет, почему мы подошли к семнадцатому году с таким запасом хамья и с таким малым количеством благородных людей.