Марксизм о сознании

1. Теория густот о сознании (гл. 22, 23, 24)

Теория густот считает, что душа — сгущение трансфизических частиц, занимающих пространство между корой головного мозга и сердцем. Душа состоит из главной густоты (центр управления сознанием), волевой густоты, передающей приказы в мозг, и густот свойств, определяющих душевные качества.

Психологические понятия, связанные с этой гипотезой души, даны в параграфе 1 главы 24.

2. Противоречивость определений сознания

С одной стороны, марксизм разделяет материю и сознание. Основное определение материи марксизмом следующее: «...объективная реальность, существующая независимо от человеческого сознания и отображаемая им»*. И далее: «...сознание, будучи вторичным по отношению к материи, не есть материя как таковая, оно есть свойство материи, притом не всякой материи, а только высокоорганизованной»**. «...В рамках единства материи и сознания следует различать и, следовательно, в определенном смысле противополагать материю и такое ее свойство, как сознание, не спутывать, не отождествлять их, ибо такое отождествление ведет либо к вульгарному материализму (сознание есть материя), либо к идеализму (материя есть сознание)»***.

* В. И. Ленин. Собр. соч. Т. 14. С. 248.
** М. Н. Руткевич. Диалектический материализм... С. 145.
*** Там же. С. 146.

С другой стороны, марксизм считает, что «в мире нет ничего, кроме движущейся материи, и движущаяся материя не может двигаться иначе, как в пространстве и во времени».

Следовательно, марксистское сознание тоже материя, и нельзя противопоставлять друг другу материю и сознание.

Непоследовательность приведенных определений настолько очевидна, что Ленин делает попытку ликвидировать разрыв между сознанием и материей: «...противоположность материи и сознания имеет абсолютное значение только в пределах очень ограниченной области: в данном случае исключительно в пределах основного гносеологического вопроса о том, что признавать первичным и что вторичным. За этим пределом относительность данного противоположения несомненна»*. Уступка Ленина не меняет сути дела: если сознание не есть материя, то оно не существует и, следовательно, несуществующая величина (сознание) отображает, то есть определяет, существующую материю.

Марксизм считает, что дать определение — «это значит прежде всего подвести данное понятие под другое, более широкое»**. Сознание — более широкое понятие, чем материя, так как марксизм определяет материю через сознание. Но поскольку марксизм объявил, что сознание нематериально, то он оказался перед фактом определения материи посредством нематериального, то есть мнимого, начала.

* В. И. Ленин. Собр. соч. Т. 14. С. 134-135.
**Там же. С. 133.

Несостоятельность основного определения марксизмом материи ведет к дальнейшей путанице и необходимости считать сознание не материей, а ее свойством, по примеру Ламетри и Гольбаха, объявивших в XVIII веке мышление свойством организованной материи. Но поскольку сознание не материя, то есть не объективная реальность, то оно не существует и не может иметь никакого свойства.

В пределах одного мира, в данном случае физического, невозможно наличие сознания, не являющегося материей и одновременно являющегося ее свойством. Своим утверждением марксизм объективно приходит к признанию необходимости еще одного мира иной природы, чем физический мир, хотя вряд ли сами марксисты осознают последствия своего утверждения.

3. Марксизм выделяет сознание из материи

Марксизм не мог не признать отличительную особенность мышления: его нематериальность. Тем самым он объективно примирился с необходимостью для мышления нематериального аппарата, несмотря на утверждение, что «материалистическая психология продолжает употреблять термины «душа», «душевное состояние» и т.п. просто как синонимы психических процессов, происходящих в сознании людей»*.

Душа всегда отделялась людьми от «чувственно воспринимаемых вещей», то есть от материального мира. Марксизм тоже приходит к этой истине, так как если он признает, что сознание не есть материя, то «психические процессы, происходящие в сознании», тем более не могут быть объявлены материальными.

Исходя из постулата, что «сознание не есть материя», марксизм считает, что «содержание мыслей по записанному на пленку электромагнитному излучению мозга определить нельзя. И это не должно нас удивлять, поскольку мысль не есть материя, в том числе такая ее разновидность, как электромагнитное поле»**. Это правильное заключение марксизма подразумевает признание души как нематериальной части сознания. Иными словами, марксизм согласен с трансфизической природой души. Поскольку сознание не есть материя, то необходима субстанция, в которой образуется нематериальное сознание. Такой субстанцией является душа, и марксизм ощущает необходимость ее наличия.

«...Мышление, будучи неразрывно связано с мозгом, не может быть полностью объяснено деятельностью физиологического аппарата»***. Снова марксизм правильно утверждает, что, кроме физиологического аппарата — мозга, — мышление нуждается в чем-то еще. Но поскольку не дозволено марксизму открыто признать душу, он прибегает к туманным словосочетаниям, в которых содержится намек на душу: «Мышление есть общественный продукт и по особенностям возникновения, и по способу функционирования, и по своим результатам****. Поскольку общество — совокупность организованных людей, по марксистской терминологии — носителей физиологического аппарата, недостаточного для мышления, то как объяснить образование общества из людей с достаточно развитым мышлением?

Марксизм не сможет ответить на поставленный вопрос, пока будет считать вопреки законам природы, что сознание и мышление возникли, когда труд сделал из обезьяны человека. Чтобы выйти из тупика, марксизм должен признать наличие души официально, а не только в скрытом смысле слов.

* М. Н. Руткевич. Диалектический материализм... С. 133.
**Там же. С. 139-140.
*** Философский словарь. М., 1963. С. 286.
**** Там же.

4. Марксизм не считает возможным наделять машины ощущениями и мышлением

Марксизм правильно утверждает, что машина, то есть материя, лишена мышления и ощущений. Тем самым он разделяет в этом вопросе мнение спиритуалистов, для которых дух — реальность. Приведем некоторые высказывания марксистов: «В действительности счетная машина, конечно, не мыслит, она не может мыслить, ибо мышление есть функция только мозга человека. Мыслит человек, который создал эту машину и программирует ее работу»*. «Вторая ошибка состоит в том, что машинам приписывается способность не только ощущать, но и мыслить»**. «Счетным машинам, автоматам и другим техническим устройствам приписывается способность образовывать условные рефлексы и даже ощущать, то есть стирается качественное различие между животным организмом и машиной»***.

* М. Н. Руткевич. Диалектический материализм... С. 143.
** Там же. С. 142.
*** Там же. С. 141.

Работа кибернетических машин подчеркивает ошибочность мнения отрицателей души о том, что мыслит только мозг, без целенаправленного управления. Самая совершенная кибернетическая машина отдаленного будущего не заменит душу, то есть возможность осознавать свое Я, обладать свободной волей, чувствами, желаниями. Несмотря на свои виртуозные логические, накопительные и другие способности, кибернетическая машина всегда будет лишена постоянной настойчивости человека, без которой невозможно составление новой программы, устранение дефектов, исправление повреждений и т.п. Признание обратного равносильно вере в способность воспроизводить с помощью механических операций не только жизнь, но и мыслящий дух человека. Едва ли человеку удастся когда-либо воспроизвести живую клетку и тем более безрассудно надеяться, что машина это сделает без его руководства. «Большая слабость машины... — считает творец кибернетики Норберт Винер, — в том, что она не может учесть ту огромную область вероятности, которая характеризует человеческую интуицию»*.

Кибернетическую машину можно уподобить умственной деятельности человека: душа машины — программа, составленная и управляемая оператором, мозг — решающая часть машины, Я — сознание оператора, который на языке машины составляет программу и переводит решение на язык человеческих понятий.

Если сигнал трансформируется в машине для дальнейшего использования, то этот процесс условно можно назвать ощущением машины и он происходит вне связи машины с оператором. Ощущение машины, конечно, ничего общего не имеет с ощущением человека. Например, колебания световой частоты вызовут у человека ощущение света, а память машины воспримет символ, означающий свет. Если, согласно марксизму, мозг работает только под действием внешних сигналов и от раздражения внутренних органов, то исчезает личность человека (его Я и свободная воля), как при работе машины по одной и той же программе»**.

Некоторые советские кибернетики часто чрезмерно сближают машину и человека. Для них работа машины равноценна работе сознания человека, так как они считают, что ни у машины, ни у человека нет души. Их взгляды дают им право опасаться, что машины будущего создадут орудия уничтожения людей. В действительности воля и желание отсутствуют у машин и сами по себе они не опасны для человечества. Но они могут вызвать неисчислимые бедствия, если люди злой направленности запрограммируют свои желания. Машины, управляемые людьми доброй воли, смогут принести огромную пользу человечеству.

* Н. Винер. Кибернетика и общество. М., 1957. С. 185.
** Из-за отсутствия сознания у животных мышление неосуществимо животным умом. Но работа мозга животного отвечает импульсам животного ума и имитирует схему душа — мозг.

5. Противоречивость определений сознания марксизмом ведет к признанию трансфизического начала

Любая вещь вселенной состоит из частиц, занимает пространство, существует во времени. Следовательно, в пространстве и во времени существует только то, что состоит из частиц соответствующего мира. Все, что не состоит из этих частиц, в этом мире не существует. Душа, состоящая из трансфизических густот, совмещается с пространством и пребывает во времени физического мира.

Советский физик Н. И. Кобозев доказал, что на молекулярном уровне (то есть в мозгу) логическое мышление невозможно без особого аппарата, который состоит не из физических частиц*. Мы вправе заключить, что этот аппарат состоит, следовательно, из трансфизических частиц, то есть является душой.

Процесс мышления протекает в пространстве и времени, так как представляет собой биотоки в нейронах мозга и движение трансфизических частиц в каналах души. Мозг работает по команде и заданию Я души. Сигналы мозга осуществляют обратную связь: они попадают в Я души и трансформируются там в ощущения, представления, понятия, идеи. Работа мозга по заданию Я требует постоянного обмена сигналов, которые, согласно содержанию задачи, вызывают в каналах души сгущение-разрежение и движение трансфизических частиц, а в нейронах мозга — биотоки. Когда задача решена, обмен сигналов прекращается. Решение новой задачи, а также передача и прием любой мысли требуют соответствующих сигналов. Мысль существует только в процессе мышления и в словесной шифрованной передаче. Символы (книги и т.п.) и изделия хранят в себе мысли, потребовавшиеся для их создания. Импульсы, которые получают трансфизические частицы души и нейроны мозга, имеют свои траектории и вероятностные пути. Их запись и расшифровка требуют особого прибора, который должен работать на трансфизических излучениях, чтобы иметь возможность фиксировать быстродействие и чувствительность импульсов. Но полученная этим воображаемым прибором пространственно-временная развертка записи импульсов нуждается в другом аппарате, работающем синхронно с душой, который способен с предельной точностью воспроизвести деятельность Я души. Иначе развертка не даст представления о содержании мысли, так как записанные импульсы становятся мыслью в процессе их трансформации в понятия в центре управления души. Следовательно, невозможно осуществить запись процесса мышления и ее расшифровку.

* Н. И. Кобозев. Исследования в области термодинамики процессов ин¬формации и мышления. Изд. МГУ, 1971.

Вещь со своими свойствами пребывает в пространстве и времени. Следовательно, как вещь, так и ее свойства должны состоять из частиц соответствующих миров. Свойства вещи, принадлежащей к трансфизическому миру, нельзя выразить частицами физического мира*.

Тело человека — оболочка, в которой проявляются трансфизические свойства души. Марксизм считает сознание нематерией и тем самым объективно признает иную, нефизическую природу сознания. Марксистское сознание как свойство высокоорганизованной материи есть признание существования трансфизической природы души.

«...И возвращается ветер на круги свои»**.

* Вещь физического мира обладает свойствами физического мира, которые состоят из его частиц. Например, в вещи зеленая книга ее свойство — зеленый цвет обложки — передается частицами физического мира, отражающими световые лучи определенной длины волны.
Вещь физического мира может обладать также свойством, которое не состоит из его частиц, то есть является свойством вещи иного мира. В вещи интересная книга таким свойством будет интерес к чтению книги, и оно может быть передано главным образом трансфизическими частицами. Интерес возникает при работе системы: зрительные органы — мозг — душа с ее трансфизическими каналами, густотами свойств и Я. Физические приборы могут уловить ритм биотоков мозга, напряжение глазных и других мышц, выражение лица, движение тела и т.д., но они фиксируют проявленный интерес к книге грубо, неточно, и их показания зависят от личных оценок работающих с приборами. Иначе говоря, физическая оболочка человека воспринимает лишь отдельные поверхностные детали интереса. В полном объеме интерес к книге проявляется в душе читающего. Движение трансфизических частиц по каналам души вызывает смещение мембран и изменение оболочек густот свойств, которые при наложении друг на друга выражают интерес. Только трансфизический прибор может уловить процессы в душе и зафиксировать интерес. Следовательно, интерес — свойство вещи, которое выражено изменением в пространстве и времени трансфизических частиц и густот души. Средствами физического мира невозможно передать интерес, так как разные переживания могут вызвать одни и те же реакции тела — смех, улыбку, плач и т.д.
** Еккл 1, 6.

6. Марксизм считает сознание производным от материи

Постулат марксизма — сознание вторично, материя первична — равносилен признанию:

— творческих способностей материи;

— отсутствия за пределами материи творческого начала;

— зарождения жизни, эволюции живых существ и появления человека вследствие неуправляемых, бессмысленных движений материи.

Вещи физического мира подчиняются второму началу термодинамики и закону движения вещей и участвуют в энтропийном потоке вселенной. В силу этого невозможно саморазвитие вещей от менее сложного к более сложному. Для объяснения появления астрономических объектов, подчиняющихся строгим законам механики, возникновения жизни и одухотворенного мыслящего человека приходится допустить наличие творческого начала. Отказ марксизма признать творческое начало в возникновении вселенной поставил его в тупик и не дает ему возможности ответить на ряд кардинальных вопросов, как, например: откуда взялись законы, препятствующие саморазвитию, если развитие заложено в вещах физического мира.

По закону движения вещей живое может произойти только от живого при воздействии еще более совершенного живого начала. Возникновение жизни вследствие неуправляемых реакций химических элементов невозможно.

Домарксовские материалисты рассматривали мысль как продукт мозга и сравнивали этот процесс с выделением желчи печенью. Это утверждение настолько смехотворно, что Маркс назвал их материализм вульгарным. Мировоззрение Маркса не позволило ему прийти к признанию души, и он ограничился следующим изречением: «Нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит»*.

* О скрытом признании души свидетельствует также следующая фраза Маркса: «Мое сознание — это мое отношение к моей среде». Три «мое» подчеркивают приверженность Маркса к личному началу, а «отношение к моей среде» говорит о связи личности с окружающей жизнью, то есть об шсментах познания, невозможных без сознания. Но сочетание личного начала с сознанием представляет собой душу.
Современные марксисты скрыто, но тоже признают необходимость наличия души: «Сознание есть функция человеческого мозга, с помощью которого субъективно отражается объективная действительность и целенаправленно регулируются взаимоотношения человеческого индивида (личности) с окружающим миром. Сознание связано с сущностью человека как биологического и социального явления» (Г. Настев, Р. Койнов. Мозг и сознание. М., 1966). Целенаправленное регулирование, о котором они говорят, требует наличия центра, способного ставить цели. Рассмотрение человеческого индивида (личности) как биологического и социального явления означает признание личности носительницей сознания. Отказ от чисто биологического объяснения сознания неизбежен, иначе человек проявлял бы себя только инстинктами, рефлексами, животным умом. Поскольку биологическая сторона (мозг) не определяет социального поведения человека, то должен быть соответствующий центр, руководящий его поведением в социальной среде. Таким центром может быть только душа.

Современные марксисты утверждают то же самое: «...когда в марксистской литературе речь идет о сознании как продукте материи, подразумевается такой продукт, который не может быть изолирован, отделен, оторван от мыслящей материи»*. Маркс и современные марксисты заменили «мозг» вульгарных материалистов мыслящей материей и настаивают на невозможности отделить от нее мышление и сознание. Их утверждения опровергаются наличием у человека интуиции, озарений и парапсихологическими явлениями.

* М. Н. Руткевич. Диалектический материализм... С. 144.

7. Марксизм рассматривает мир как материальное единство

Марксизм говорит о материальном единстве мира; одновременно он признает нематериальную природу сознания и считает пространство и время нематерией. Тем самым марксизм довел до абсурда свои собственные рассуждения о материи и сознании.