Марксизм о происхождении жизни

1. Теория густот о происхождении жизни

В главе 20 «Теории густот» объяснено, что эволюция не могла быть осуществлена без творческих мутаций, что случайность обусловлена средой, в которой она возникает, и что бесконечные условия преобразуют ряд случайностей в неизбежную необходимость (гл. 19, 9), порождаемую надмирной творческой густотой (гл. 7, 2).

2. Другие гипотезы о возникновении жизни на Земле

Гипотеза переноса жизни на Землю с другой планеты

Предположим, что жизнь была перенесена на Землю с воображаемой планеты через пространство физического мира. Чтобы попасть на Землю с ближайшей звезды Альфа из созвездия Кентавра, носитель жизни должен был преодолеть тяготение своей планеты и приобрести огромную скорость. Ему предстояло выдержать путь в 4,25х1015 километров, длящийся для света 4,5 года.

Нет основания полагать, что огромная скорость носителя жизни как вещи с массой покоя близка к скорости света. Если она меньше этой скорости хотя бы в десять раз, то носитель жизни должен был находиться в пути 45 лет. Комочек жизни все эти долгие годы был без влаги, подвергался космическому излучению, попадал в сферы с крайне низкой температурой и, несмотря на все, должен был остаться бессмертным. Но возможно, подобное рассуждение отпадает, так как неизвестно, имеются ли вокруг звезд планеты, где существует жизнь.

Гипотеза о возможности возникновения жизни в результате случайных химических реакций

Долгое время предбиологи, верящие в марксистские постулаты о бесконечности пространства физического мира и его вечности во времени, придерживались гипотезы о возникновении жизни в результате случайных химических реакций. Исходя из бесконечности пространства, а следовательно, и из бесконечности материи, не считаясь с явлением энтропии и, видимо, полагая, что творческое начало существует в материи, предбиологиссылались на теорию вероятности, которая будто бы допускает повторение любого события из комбинации элементов вечного во времени и бесконечного в пространстве единства*. В 1963 году во Флориде они осудили свою собственную гипотезу.

3. Марксизм считает, что жизнь возникла химическим путем

«Если когда-нибудь удастся составить химическим путем белковые тела, то они, несомненно, обнаружат явления жизни и будут совершать обмен веществ, как бы слабы и недолговечны они ни были»**. Из приведенной цитаты явствует, что Энгельс не сомневался в возможности создания живого лабораторным путем. Он считал, что при синтезе белков можно воспроизвести жизнь: «...объяснить возникновение жизни из неорганической природы... это означает не что иное, как следующее: изготовить белковые тела из неорганических веществ»***. Вряд ли Энгельс представлял себе гигантскую сложность предстоящей задачи. Синтез белков требует знания их структуры****, получения чистых веществ, определенных условий для хода промежуточных реакций (дозировки необходимой энергии и необходимых катализаторов), научно-технических средств и т.д. Кроме того, необходимо управлять необыкновенно сложным ступенчатым процессом синтеза белков. Немногие научные открытия в этой области принадлежат западным ученым и независимо от их взглядов являются триумфом телеологии. Удивительно, что ряд современных ученых придерживаются мнения Энгельса, хотя, правда, откладывают воспроизведение жизни на неопределенное время.

* Происхождение предбиологических систем / Под ред. А. И. Опарина. М., 1966. С. 54.
** Ф. Энгельс. Диалектика природы. С. 244.
*** Там же. С. 156. Энгельс неоднократно повторяет мысль о воспроизведении жизни при синтезе белков. Напр.: «...к сожалению, дело хромает в отношении той формы движения, которая свойственна белку, иначе говоря, в отношении жизни, до тех пор пока мы не в состоянии изготовить химия сможет приступить к изготовлению живого белка» (там же. С. 156). «Жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования заключается по своему существу в постоянном обновлении их химических составных частей путем питания и выделения» (Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. С. 322).
**** До сих пор из нескольких тысяч белков известно лишь строение простейших, как гемоглобин и инсулин.

4. Советские марксисты о происхождении жизни

Гипотеза академика А. И. Опарина

Советский марксист Руткевич считает, что «нынешний этап развития данной проблемы (проблемы происхождения жизни. — Д. П.) характеризуется господством в мировой науке идеи возникновения жизни на Земле из неживой материи в результате длительного процесса исторического развития. Ведущая роль в разработке этой теории принадлежит... советской науке, базирующейся на принципах диалектического материализма и, в частности, на трудах Энгельса, смело утверждавшего более 80 лет назад, что жизнь возникла «химическим путем»*. Речь идет о гипотезе Опарина о химическом происхождении жизни. Согласно этой гипотезе, было три основных этапа развития природы на Земле от неорганических процессов к жизни. Первым этапом «явилось образование на поверхности Земли соединений углерода с водородом и другими элементами, то есть первичных органических веществ... Второй этап ознаменовался возникновением тех сложнейших органических химических соединений, которые являются носителями основных жизненных функций в организме. Такими соединениями являются белки и нуклеиновые кислоты... Третий этап развития — это уже возникновение собственно живых организмов, обладающих признаками обмена веществ. Согласно гипотезе А. И. Опарина, в первичном океане происходил процесс смешения белков и других высокомолекулярных органических соединений с минеральными солями. Эти смеси способны выпадать в виде капелек, получивших название коацерватов. В настоящее время в лабораторных условиях уже научились получать коацерваты. Белковые коацерватные капли способны к первоначальному обмену веществ с окружающим их водным раствором, в них идут одновременно процессы созидания, роста и процессы разрушения. Если последние в данном виде коацерватов преобладают, капли распадаются. А. И. Опарин предполагает, что в коацерватном состоянии уже имелись своеобразные зачатки «естественного отбора», в ходе которого наиболее устойчивые типы коацерватов сохранялись, а менее устойчивые распадались, в результате чего появились первые примитивные живые существа — капельки, состоящие из смеси химического белка, воды и солей. А в дальнейшем уже пошел процесс отбора по линии повышения организации этих первоначальных живых существ. Таким образом, между химическим белком и живым белком был пройден немалый путь поступательного исторического развития природы**. На самом деле вопреки мнению Руткевича подлинный вклад Опарина и его школы в предбиологию равен нулю. Работы по предбиологическому синтезу велись западными учеными, которые получили аминокислоты, азотистые основания, различные сахара, АТР, коацерватные капли и т.д. Так как за последние десятилетия наука пришла к заключению, что получение синтетических белков не связано с возникновением жизни, Опарин не стал заниматься их синтезом, а также воссозданием условий предбиологической среды. Вместо этого он стал применять коацерватные капли и манипулировать ими как моделью, которая якобы сможет доказать химическое происхождение жизни. В чем несостоятельность гипотезы Опарина?

* М. Н. Руткевич. Диалектический материализм. С. 155.
** М. Н. Руткевич. Диалектический материализм... С. 156—159.

1) Коацерватные капли требуют для своего изготовления среду богатых энергией фосфатных соединений, в которую вводят готовые сложные белки (гистон, альбумин, гуммиарабик, РНК, полилизин, полиаденин...) и готовые ферменты. Таким образом, Опарин пытался объяснить явления предбиологии с помощью готовых сложных белков и других биологических соединений, хотя именно должен был доказать их образование в предбиологическую эпоху. Опыты, которые он ставил, бессмысленны для решения поставленной задачи, и подмена, на которую он пошел, обнаруживает лишний раз банкротство марксистской мысли.

2) Синтез белков искусственным путем до сих пор не разрешен современной наукой; экспериментальное воспроизведение этого синтеза в природных предбиологических условиях совершенно нереально вне творческого управления.

3) Чтобы выйти из тупика, Опарин опирается на марксистский постулат о саморазвитии материи. Саморазвитие даст ему возможность ничего не доказывать, ограничиться построением воображаемой модели и не касаться возникновения жизни, которое, по марксизму, неизбежно*.

4) Опарин говорит об игрушечных коацерватах, как о живых системах. Он им приписывает естественный отбор, эволюцию, размножение, обмен веществ. Он употребляет эти термины, стремясь создать впечатление о переходе мертвого в живое. Западные предбиологи не считают, что получение коацерватов может способствовать разрешению проблемы возникновения жизни: «...для образования (коацерватов. — Д. П.) не требуется никакой информации; их образование связано в основном с присутствием некоторых быстрореагирующих молекул. Можно ли считать, что такая система подверглась биологическому отбору?» (доктор Оро); «...коацерватные капли в отличие от клеток, как правило, крайне неустойчивы. Коацерваты способны, например, разрушаться при центрифугировании в обычной центрифуге, применяемой для анализов в клинике» (доктор Фокс); «...структура коацерватов довольно нестабильна; кроме того, с помощью этой модели нельзя объяснить возникновение молекул большого молекулярного веса (в том числе белков), необходимых для образования самих коацерватов» (доктор Янг)**.

* Характерны следующие высказывания Опарина: «Жизнь, согласно Энгельсу, не зарождается самопроизвольно и не существует вечно, она возникает в процессе эволюции материи всякий раз, когда для этого создаются благоприятные условия» (А. И. Опарин. Возникновение жизни на земле. М., 1957. С. 95). «Жизнь — это качественно особая, отсутствующая у объектов неорганической природы форма движения материи. Она может возникнуть лишь в процессе развития материи как определенный новый этап этого развития» (Жизнь как форма движения материи. М., 1963. С. 42). ** Происхождение предбиологических систем. С. 346, 350, 352.

5) Второй закон развития требует колоссального скачка при переходе от неживого к живому. У Опарина коацерваты эволюционируют, то есть скачок отсутствует, и воображаемая живая клетка создается из смеси белков.

6) Марксизм считает, что невероятно сложный синтез белков и зарождение происходили не в специально созданных условиях, а непосредственно в первичном океане под действием слепых, бессмысленных, неуправляемых сил природы. Таким образом, марксизм подменяет необходимый акт творчества верой в вероятность получения сложнейших соединений и принципиально новых клеток из вереницы случайных реакций. Быть может, марксисты под атрибутом своей материи подразумевают не движение, а творческие способности Бога и тем самым приходят к пантеизму, от которого всегда открещиваются? «Если вам предложат провести абиотический (то есть химический) синтез мета-болизирующей, воспроизводящейся органической системы (то есть живого начала), используя при этом простую смесь элементов водорода, углерода, кислорода, азота и фосфора, то я уверен, что никто не возьмется за реализацию этой задачи до тех пор, пока не получит разработку деталей синтеза на каждом из этапов, входящих в цепь, связывающую простой химический элемент с живым организмом»*. Эти слова доктора Оро выражают общее мнение предбиологов, собравшихся в 1963 году на свой конгресс во Флориде. Западные ученые получили предбио-логические соединения (аминокислоты и др.) в лабораторных условиях, изучив предварительно процесс синтеза. Это дает возможность верить в существование подобного синтеза в предбиоло-гический период, особенно для простейших соединений. Но синтез сложных белков до сих пор не изучен и поэтому невыполним в лабораторных условиях. Тем более трудно поверить, что этот синтез был возможен в океане.
7) Ставка марксистов на теорию вероятности в вопросе происхождения жизни потерпела крах. Во Флориде Опарин был вынужден присоединиться к неопровержимым доказательствам предбиологов, отвергающих возможность случайного возникновения жизни.

* Происхождение предбиологических систем. С. 176.

Единомышленники Опарина

Опарин не одинок среди советских ученых. Академики Лысенко, Презент, Ольшанский придерживались рекомендаций Энгельса в генетике, Вильяме и другие следовали его заветам в земледелии. В 1936 году Лысенко и Презент отвергли теорию генов, утверждая, что полезные признаки растений не передаются по наследству, а создаются в каждом поколении заново под влиянием среды. Они отвергли данные классической генетики, хотя электронный микроскоп позволил увидеть гены. Большинство ученых-селекционеров разделили судьбу гениального генетика Н. И. Вавилова, который воспротивился бреду лысенковцев и умер в 1943 году в тюрьме от голода. В 1948 году Лысенко председательствовал на сессии Сельскохозяйственной академии наук, которая стимулировала появление безграмотных работ. Образцом невежества может служить книга Лепешинской «Происхождение клеток из живого вещества», где защищается антицитологическая концепция. Кроме того, Лепешинская, чтобы получить живые клетки из неживого, готовит коацерватные капли по примеру Опарина, но не из сложных белков биологического происхождения, а из толченных в ступе гидр и экстракта циклопов. Опровержение учеными результатов работ этих шарлатанов не охладило их исследовательского пыла. Лысенко выдвигает фантастическую идею скачкообразного порождения одних видов и родов другими без всяких промежуточных форм, ставит опыты по превращению пшеницы в рожь, ячмень, овес, гороха в чечевицу, капусты в брюкву, ели в сосну, отрицает внутривидовую конкуренцию в природе и т.д.

Школа Лысенко, опиравшаяся на основные положения Энгельса, царствовала в советской науке более тридцати лет и обеспечила ее отставание от Запада. Провал марксизма в вопросе происхождения жизни очевиден.