Плоды безбожия

Агитаторы-безбожники напоминают обманщиков времен коллективизации, которую насильственно провели в СССР в 1929—1932 году. Тогда крестьян убеждали отдать колхозу лошадь, корову, надел земли и начать дружно работать сообща. 16 миллионов более зажиточных крестьян были названы кулаками и убиты или угнаны в Сибирь. И хотя «плохие» мужики исчезли, новые — «хорошие» — не появились. Разгромленная деревня оказалась в рабской зависимости от государства. До революции земля, вспаханная конным плугом, дала возможность стране стать мировой житницей; СССР с тракторами и комбайнами влачит полуголодное существование.

Порабощенное население СССР ведут неуклонно к худшему виду рабства, к духовному рабству. Цель партийных бюрократов — заставить каждого гражданина верить в коммунистические лозунги, а для этого необходимо разрушить веру в Бога.

Каковы же плоды насильственно насаждаемого безбожия? К чему приводит отрицание Бога и души и во что тогда превращается человек?

Без Бога и души человек становится мыслящим животным, с которым можно делать все, что угодно. Для безбожника вечная мораль — воля Бога в виде Его законов и заповедей — имеет историческое человеческое происхождение. А раз она выдумана человеком, ее возможно не соблюдать и нарушать.

Поскольку безбожник не признает греха, вечная мораль для него — пустой звук. Аморализм поощряется партийными бюрократами, которые внушают людям: «Морально все, что выгодно власти». Воли Бога не существует для безбожника, и он не противостоит проискам зла. Он проявляет наклонности ко лжи, к злобе, воровству и предательству. В обстановке, способствующей укреплению низости души, эти отрицательные наклонности становятся второй натурой безбожника и помогают ему бороться за существование.
Отрицание бессмертной души приводит к отрицанию загробной жизни и, следовательно, к поощрению любых преступлений, так как за них расплаты не будет, если тебя не поймают с поличным.

Вера в отсутствие души влечет за собой отрицание свободной воли, врожденных духовных качеств и сознание, что поведение человека зависит от воздействия внешней среды.

Отсутствие веры в потустороннюю жизнь приводит к паническому страху смерти, а это — основа рабства. Безбожник лишен молитвы, которая увеличивает силы верующего. Вместо самоусовершенствования и тяготения ввысь он стремится к полному освобождению от внутренних пут: преград для осуществления желаний нет, кроме страха наказания; безбожник как бы сам просит кнута. Поэтому жестокая дисциплина и взаимная слежка царят в коммунистических безбожных режимах.

Поскольку безбожие вселяет мысль, что человек — центр мироздания, безбожник способен на крайний эгоцентризм, который разрешает ему ненавидеть Церковь, веру, верующих.

Раз в мироздании отсутствует творческое Начало, вселенский Разум, логично наличие хаоса в природе и произвола в обществе по модели СССР. Пустота на месте вечного Разума разрешает безбожнику не предъявлять высоких требований к собственной умственной деятельности и пресекать пытливость ума. Не случайно безбожие поражает отсутствием полета мысли, примитивизмом объяснений, подражательством. Безбожник доверчив к человеческим выдумкам, создает себе людских кумиров, верит в них. Материя, наделенная качествами Бога, заменяет безбожнику духовный мир и самого Бога.

Атеизм не укрепляет, а наоборот, ослабляет человека. На моих глазах он держал экзамен в тяжелых условиях сталинских лагерей, где:

— изводили непосильным трудом в страшный мороз;

— морили голодом (нормы питания не возмещали даже малой части затраченной энергии);

— добивали бытовыми условиями (клопы, вши, ночные обыски, нетопленые бараки, холодные бани...);

— окружали уголовниками и стукачами.

В «Записках Сологдина» я описал, как в лагере во время Второй мировой войны смерть заползала в клетки тела и было ясно, что ты обречен на уничтожение. Например, весной 1942 года в Вятлаге, на лагпункте в тысячу заключенных, ежедневно умирали восемнадцать человек. Линия поведения любого зека была ясна окружающим: спрятаться было некуда, придумывать ложные объяснения и утаивать что-либо — ни к чему. Поступки людей как бы проектировались на мысленный экран во всем своем величии или неприглядной наготе. И атеизм на этом экзамене провалился. Большинство подлинных безбожников вели себя позорно: предавали и, карабкаясь по трупам, лгали, воровали.

Раз безбожник не верил в наличие души, его единственным советником был мозг. Но голова под натиском страждущей плоти способна на самые подлые решения. Безбожники, которые стойко держались до конца благодаря могучей воле к протесту, были редким исключением. Немало безбожников по воспитанию возвращались в лагерях к Богу и обращали к Нему импровизированные молитвы за незнанием традиционных.

Поведение глубоко верующих было стойким и достойным:

— крепкая вера в Бога и в помощь от Него придавала бодрость и уверенность;

— Божественные заповеди указывали верное направление разуму, утишали чувства и нервы;

— жаркая молитва укрепляла душу и нередко спасала в безысходных обстоятельствах.

Две крепости истово верующего (извне — Бог, внутри — душа) были связаны между собой силой веры и молитвы. От этой силы зависело избавление от верной гибели и напасти, в частности чудесное исцеление от смертельной болезни*. Праведники вьщерживали без еды дольше: душа в прекрасном состоянии излучает трансфизические частицы, которые, в частности, помогают клеткам тела извлекать максимальную энергию из пищи**.

Верующих тоже истребляли в лагерях, но обычно они умирали достойно, мужественно, с молитвой на устах. Своим товарищам они приносили много духовной помощи, добра, спасая их тем самым от поголовного истребления.

* В «Записках Сологдина» мною описано исцеление от неизлечимого в тех условиях пеллагрического поноса.
** Одним из таких праведников был Твердохлебов, о котором я рассказал в «Записках Сологдина».