"Об идолах и идеалах"

Книга модного советского марксиста Э.В. Ильенкова «Об идолах и идеалах» (М., 1968) — пример атеистической бездоказательной пропаганды, ошеломляющей читателя безапелляционностью суждений. Создается впечатление, что автор добросовестно выполнил полученный заказ за обещанное вознаграждение. Впрочем, он недвусмысленно говорит об этом сам: «Политическая экономия ясно показала, что если Человек продает себя, свой мозг, свои руки и все остальные органы своего тела за деньги или за вещи другому человеку, то он неизбежно становится рабом этих денег и вещей, а поскольку они принадлежат другому человеку, то — через вещи — лакеем этого другого человека» (с. 34). Хороший урок извлек Ильенков из марксистской политэкономии, и соответственно следует отнестись к изложению «раба и лакея». Непростительно только, что марксистскую установку, в которую он, видимо, свято верит, меряя на свой аршин, он распространяет на простых тружеников, которые далеко не все и не всегда продают свою душу.

1. О проектировании на экран небес

«Человек проецирует на голубой экран небес лишь свои собственные представления о самом себе, о добре и зле, обожествляя (то есть приписывая богу*) одни свои реальные черты, и осуждая (то есть объявляя «дьявольскими наваждениями») — другие» (с. 46). Человек вынужден был это сделать, «так как другого зеркала, кроме небесного свода, у него тогда не было, а без зеркала рассмотреть самого себя, очевидно, невозможно» (с. 47). «Беда в том, что рефрактор религиозных небес отражает не реальное Добро и реальное Зло, а лишь собственные представления Человека о том, что такое добро и что такое зло. А ведь это — увы — далеко не одно и то же. Человек способен... трагически ошибаться на этот счет. И тогда увеличительное стекло религии лишь усугубит масштабы его ошибок» (с. 48).

* Бог в советских изданиях писался с маленькой буквы. — Примеч. сост.

Тезис Фейербаха о Боге, сконструированном человеком по своему образу и подобию, находит неоднократно отражение в работе Ильенкова. К сожалению, он не дал себе труда обосновать этот тезис. Между тем автору следовало бы принять во внимание археологические и исторические сведения или хотя бы довести их до читателя. Например, исследования Леви-Брюля и его учеников доказывают мистическое восприятие жизни дикарями и вполне сложившееся у них понятие о Боге-Творце.

Итак, если верить Ильенкову, на небеса были спроектированы три тысячи пятьсот лет назад горсткой людей заповеди Моисея, две тысячи лет назад Христом — его учение, в XX веке миллионами людей — людоедская мораль, оправдывающая невиданные зверства. Поскольку марксизм настаивает на очеловечении обезьяны в процессе труда, мораль происшедших от обезьяны людей должна была отразить звериные инстинкты. Христианство выставило верующему требования, которые многие считают даже невыполнимыми. Правдоподобно ли считать, что высокая христианская мораль могла родиться сама по себе, что человек придумал угодные Богу добрые дела, противоречащие обычно понятию личной выгоды и счастья, и Божественные откровения, предвосхитившие научные открытия?

Марксизм настаивает, что взгляды — это надстройка над базисом (то есть экономикой). Следовательно, у бедных кочевников с примитивным экономическим уровнем жизни должны быть самые примитивные представления, а у безбожников XX века — века достижений науки и техники — самые совершенные. Однако монотеистическая религия, предшествующая христианству, сложилась у кочевников, а безбожники XX века питаются человеконенавистническими идеями Маркса и Ленина.

2. О превращении человека в скотину

«Церковь... способствовала нравственной порче людей, превращая каждого человека в покорную скотину земных и небесных богов, в раба светских и духовных князей».

Бог наделил людей свободной волей и предупредил о последствиях нарушения Божией воли. Он не требует от людей рабской покорности. Божественные заповеди должны исполняться добровольно людьми, которые сознают их благость или, на худой конец, боятся посмертного наказания. Молитвы нужны не Богу, а человеку. В них он изливает свои чувства к Богу: любовь, веру, надежду. С помощью молитв человек укрепляет свои силы, растет духовно. При коленопреклонении перед Богом (человек сгущает свою душу и лишь возвышает себя. Христианская религия развивает терпение, волю, подрывает чувство страха перед смертью. Ничтожность перед Богом приводит к величию среди людей. Не наделяет ли Ильенков, выполняющий заказ партийных бюрократов, своими чертами других, говоря о превращении «в раба светских и духовных князей»? Не проецирует ли он свои недостатки на других?

«...Если ты хочешь идти вперед, стряхни с себя все иллюзии религиозного идеала, каким бы заманчивым и прекрасным он ни был» (с. 57).

Весьма показательно, что Ильенков считает, что религиозные идеалы все же могут быть заманчивыми и прекрасными. Фрейд объясняет обмолвки и несуразности скрытой работой подсознания. Видимо, Ильенков не смог переварить ерунды, которую нес о религии, и в душе был не согласен со своими утверждениями.
В прошлом христианство нацеливало «на добровольную деградацию, на физическое и умственное вымирание» (с. 54).

Русский философ СЛ. Франк говорит, «что в средневековом христианском воспитании человечество накопило запас потенциальных творческих сил»*. Набожное состояние духа поддерживается длительными богослужениями, постами, жаркой молитвой и позволяет человеку накопить трансфизическую (духовную)
энергию.

* С. Л. Франк. Религиозно-исторический смысл русской революции. Париж, ИМКА-ПРЕСС. С. 19—20.

Йоги считают, что «энергия, накапливаемая в состояниях равновесия, спокойствия, созерцания, растрачивается в противоположных состояниях... при половом акте, плохом настроении, злости, зависти»*.

Согласно «Теории густот» (гл. 22, 4), во время пламенной молитвы в душу переходят трансфизические частицы, которые ее сгущают и тем самым способствуют укреплению духа, ума, воли, здоровья. Злость, ненависть, потакание низменным склонностям, наоборот, разрежают душу, то есть ослабляют дух, а соответственно и тело. При организованном безбожии происходит минимальное накопление духовной энергии, которой едва хватает для семейной жизни и работы. В известной степени этим объясняется столь длительное пребывание людей в СССР в полурабском состоянии: большинство не способно на протесты и освободительную борьбу. Безбожие способствует аморализму, приспособленчеству, пьянству, измельчанию чувств и соответственно росту преступности.

* Сборник «Секреты йоги». Мадрас, 1956 (в Москве сборник распространялся в виде самиздатской рукописи).

3. Об идолах

«Сегодняшнее бытие и сознание Человека превращается в виде иконы в Идола, которому надлежит молиться и поклоняться. И если Икона превращается в глазах верующего в Идеал, в образ лучшего грядущего, то Идеал незаметно для него самого подменяется Идолом» (с. 50).

Идолу как одному из богов поклоняются язычники. Икона — это изображение Бога, Богоматери, святых, которых почитают христиане. Еще в Византии во время первой иконоборческой ереси было доказано, что икона не имеет ничего общего с идолом. Правда, это не помешало в эпоху Реформации снова бурно расцвести иконоборчеству. Ильенков отвел центральное место идолу, о чем свидетельствует заглавие его работы. При этом автору следовало бы ознакомиться с историей вопроса и в эпоху нового иконоборчества не прибегать к давно опровергнутым определениям.

Идолопоклончество в СССР современным кровавым тиранам превзошло обожествление римских императоров. Невиданный в истории культ Ленина, Сталина, Мао стал возможным лишь при духовном рабстве, порожденном безбожием. Только люди, лишенные элементарных прав, под страхом лишения свободы и даже жизни могли во времена Сталина в одной статье в газете до 150 раз восхвалять деспота. В первых рядах были ученые и академики, чье лакейское усердие не знало границ. Но оно не остановило восхваляемого ими «корифея наук» и «величайшего гения всех времен и народов», и он уничтожал ученых и науки. Шестьдесят миллионов жизней были принесены в жертву Молоху. Он же был увековечен в бесчисленном количестве памятников, обелисков, барельефов, картин, литографий, фотографий, которые, по его замыслу, должны были напоминать денно и нощно о нем. После смерти Сталина начали поклоняться трупу Ленина в мавзолее и петь ему акафист. Безбожная природа режима требовала и требует идолов для поклонения. Об этом позоре и следовало бы обмолвиться маститому ученому.

4. О «варварской виселице»

«Разве не молились люди целые тысячелетия Кресту — варварской виселице, на которой распяли Человека...» (с. 48).

Молились и продолжают молиться, потому что крест символизирует спасение людей через добровольное принесение себя в жертву. Он напоминает христианину, что победа христианских идей возможна в результате его жертвенного поведения. Подлинный христианин не может рассчитывать на долгие годы безоблачного счастья. Он должен быть готов в любой день встать на защиту своих близких и цивилизации. Он — верный солдат Церкви и должен вести битву за свободу совести против любой тирании, насаждающей явное и скрытое рабство. Крест на груди христианина напоминает ему о помощи соратникам, о дружных действиях против произвола, губящего души людей.

Ильенков обвиняет христиан в покорности судьбе и власть имущим. Воистину, «чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» Не каждый христианин способен стать на путь аскета, святого, подвижника, которых высмеивает Ильенков, но каждый обязан нести свой крест. «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф 11, 12). Христианин должен преодолеть сопротивление и не дать себя поработить. Перед ним образ Христа, который боролся со своими идейными врагами и ни разу не уступил силам зла. О покорности судьбе и власть имущим следует призадуматься тому, кто безвольно, без христианской борьбы принимает насилие и угнетение.

5. О марксистской морали и нравственности

«...Марксизм опирается не на абстрактную мораль, а на социально-экономическую базу и обязывает не к моральной, а к конкретно-исторической оценке любых человеческих действий...» (с. 280).

В подтверждение своей мысли Ильенков ссылается на слова Ленина: «В марксизме... нет ни грана этики». Что правда, то правда. Марксизм решает вопросы экономической, социальной, гражданской, духовной жизни людей, то есть вмешивается в их взаимоотношения, не имея на то их согласия, что противоречит этическим принципам. Низкий моральный уровень лидеров марксизма оправдывает неслыханный аморализм, в который они толкают мир.

Правила морали «диктуются... мощными силами социального организма» (с. 281).

Иными словами, мораль порождена социальным строем и призвана его оправдать. При диктатуре класса партийных бюрократов мораль должна оправдывать их преступления и требовать от населения полного отказа от борьбы за свои права. Ильенков проповедует мораль тиранов и людоедов, созданную ими для порабощения человеческой личности.

Вечная христианская мораль в любую эпоху выставляет единые требования к людям. Духовная жизнь способствует возмущению людей несправедливостью, которое сопровождается изменением экономической жизни. Вечная мораль — залог истинного прогресса и здорового развития общества.

Ильенков негодует, что фразы о морали годны на все времена (с. 279). Возможно, он справедливо считает, что «не кради» не обязательно для советских людей, у которых государство отнимает все блага. В СССР действительно создана своя мораль рабов* в ответ на произвол властей. Ярчайший пример — советские колхозники. Даже рабовладелец обязан был кормить своего раба, так как заинтересован был в его работоспособности. Колхозники — бесправные крепостные XX века — на протяжении многих лет работали на государство бесплатно и получали за отработанные дни зерно в количестве, которое не восполняло затраченной ими энергии. Кроме того, они должны были платить государству налог молоком, мясом, яйцами независимо от наличия коровы и кур. Неоднократно это приводило к голоду. В 1932 году на Украине вымерли 7 миллионов человек. Спасаясь от голодной смерти, люди тащили из колхозного урожая, и специальный указ от 7 августа 1932 года разрешал расстреливать за украденную горсть зерна. В каком государстве с христианской моралью это возможно?

* См.: Как провести революцию в умах в СССР. С. 440 (т. 1). — Примеч. сост.

«...Нравственный облик человека (создают. — Д. П.) вовсе не фразы и проповеди, а реальные условия жизни» (с. 279).

Приведенное высказывание типично для бездельников, лентяев, бродяг — паразитов по натуре, преступников по призванию. Именно им обычно кажется, что не они виноваты в своей судьбе, а кто-то другой и менять надо не свою натуру, а окружение. Отсюда идут призывы к грабежу богатых, злоба на весь мир.

Номенклатурные партийные работники на своем примере и примере своих детей убедились, что изобилие и роскошь породили пороки и преступления, скорее чуждые их нищим «товарищам» по родной партии. «Нравственный» образ партийного бюрократа в СССР не имеет ничего общего с подлинной нравственностью и действительно создан «реальными условиями» его жизни, попирающими вечную мораль. Упорное искоренение религиозной морали приводит к звериным нравам в обществе, где процветают беззаконие и террор.

6. О замене живого человека схемой

Маркс установил, что частнособственнической организации общества соответствует «определенный тип личности человека. Доминирующей его чертой неизбежно оказывается профессиональный кретинизм» (с. 140). «От природы все равны, в том смысле, что подавляющее большинство людей рождается с биологически нормальным мозгом... Коммунистическое общество может состоять только из умных людей» (с. 157).

Эти цитаты не нуждаются в комментариях. В результате безбожия тот, кто родился «с биологически нормальным мозгом», позволил себе обозвать «профессиональными кретинами» людей, создавших культуру и цивилизацию, подчинивших планету своей воле. Какое презрение белоручки к людям труда!
На месте разрушенного — «всесторонне, гармонически развитая личность» (с. 144).

За шестьдесят лет существования СССР в нем так и не появилась всесторонне гармоническая личность, и в обществе «только из умных людей» процветают невиданное пьянство, преступность, необычайно высок процент душевнобольных. Это — реакция в условиях террора на запрет личной инициативы, жалкую зарплату, потопленные в крови забастовки. Живой человек нигде не хочет превратиться в безжизненную схему.

«...Коммунистическое общество будет формировать из человека... прежде всего человека», который выберет по своему призванию — стать сапожником или музыкантом (с. 148).

Предположим, что коммунизм не блажь, а реальность и обеспеченный «по потребностям» человек стал первоклассным музыкантом. Но от этого далеко до гармонически развитой личности. На протяжении истории первоклассные музыканты не шили сапог и не управляли государством. Гораздо больше вероятности, что гармонически развитые личности смогут появиться в человеческих единствах, где происходит борьба противоположностей, необходимая для существования единств. Благородство, смелость, мужество развиваются при острых столкновениях; приученная к неге и холе личность не способна себя утвердить и деградирует.

Рассмотренная нами книга издана в СССР массовым тиражом и вышла из-под пера философа. Читатель легко вообразит, как критикуют религию безбожники без высшего образования на страницах журнала «Наука и религия»* и в популярных брошюрах.

* В настоящее время журнал изменил свое прежнее направление.