Отповедь разрушителей созидателям

1. У собирательного разрушителя наготове отповедь созидателям, построенная на ныне широко известных прошлых событиях:

— Пришло время подвести итоги, которые явно в нашу пользу. Во избежание лишних споров мы будем говорить на вашем языке. Вы упрекаете нас в органической лживости. На самом деле мы ловко владеем искусством дезинформации и умеем пользоваться правдой (в вашем смысле этого слова), когда она не может нам повредить.

— Если принять предлагаемое вами разделение на созидателей, неустойчивых и разрушителей, то мы получаем преимущества. Ведь согласно второму началу термодинамики происходит увеличение энтропии при любых самопроизвольных процессах и разрушение сопутствует всякому созиданию. Таким образом, наши отрицательные свойства развиваются беспрепятственно, следуя за ростом энтропии. Нам не надо для этого работать над собой. Напротив, согласно предлагаемому вами закону движения вещей* переход от меньшей густоты к большей требует преодоления сопротивления. Значит, вам надо преодолевать сопротивление и мобилизовать свои силы для того, чтобы осуществить необходимую работу по подавлению отрицательного в жизни и сделать возможным ее движение в положительном направлении. И в этом ваша, созидателей, а особенно неустойчивых, извечная слабость: обычно человек отнюдь не склонен выполнять обязанности, если под любым предлогом их можно избежать.

* Любое явление происходит вследствие разности густот.

— Вы изображаете нас в виде особой породы людей (злых, свирепых, склонных к убийству и ко всем видам террора) и считаете нас особенно опасными, когда мы объединяемся в партии нашего типа. Что ж, в XX веке мы доказали всему миру могучие возможности наших объединений. Не следует ли из этого, что мы — раса господ, ницшеанских «сверхлюдей», и нам надлежит быть повелителями мира? Порукой этому наша способность к террору, который позволил нам в XX веке уничтожить уже более 150 миллионов человек и в дальнейшем даст нам возможность уничтожить столько людей, сколько нам потребуется.

— В наших объединениях царят полный порядок и железная дисциплина. Здесь, на земле, а не на вашем «том свете» люди отвечают головой за любые отклонения. Предательство у нас карается смертью, потому все приказы выполняются. Сравните это положение с развалом в ваших рядах. Вы не в состоянии договориться друг с другом, вас крайне легко разъединить, поссорить, вам ничего не стоит внушить подозрение, которое обычно вы не считаете удобным проверить. Вот мы без труда и взрываем вас изнутри.

— Вы упрекаете нас в посредственности и серости и признаете лишь за нами виртуозные способности к хитрости и коварству. Согласимся, что наши мыслители не совершили вклада в точные науки, но зато они сумели с блеском разрушить христианскую цивилизацию. Сами мы давно убедились в пустоте марксизма, но он сослужил нам службу и служит нам и поныне. По сути, это мы вас одурачили: ведь до сих пор вы ковыряетесь в марксизме и отыскиваете его опровержения. Для нас же марксизм — пройденный этап. Мы очевидцы слабости его экономических рецептов, но он помог нам захватить власть, удержать ее и распространять по всему миру.

Коммунизм — приманка для дураков. Наша экономика буксует: народ не хочет работать в условиях, которые мы для него создали. Все так. Но у нас есть время. На нас никто не нападет при нашем арсенале, атомном и ракетном. Наши благодетели-миллиардеры бросятся спасать нашу систему своими займами и кредитами,' боясь потрясений и надеясь с нами установить новый порядок в мире. Тем временем мы бросим силы и средства в НИИ, разрабатывающие трансформацию хромосом человека, для выведения покорных роботов, что обеспечит наше господство на вечные времена. Нет необходимости созидателям вносить уточнения в отповедь разрушителей. Примем ее в целом как программу их действий, которые они теперь вынуждены реализовать в силу хода вещей.

2. В то время когда творцы светлой направленности открывали тайны природы и обнаруживали ее законы, объясняли сложнейшие явления, создавали точные науки, творцы темного направления разрушали христианский мир и, в большинстве своем бессознательно, подготавливали торжество и власть подлинных разрушителей.

Вплоть до века, названного Возрождением, наука и философия подчинялись богословию, и развитие христианской мысли шло по верному пути. Но над служителями Церкви, как и над остальными смертными, довлел первородный грех. Порча нравов в клерикальной среде требовала дисциплинарной реформы, однако по какой-то загадочной причине ряд европейских мыслителей не укрепляли, а разрушали христианский мир.
Перечислим наиболее известных мыслителей — разрушителей христианства:

Макиавелли в полном противоречии с христианской моралью дал советы властелину для укрепления его власти ценой любых преступлений. Для разрушителя, рвущегося к власти, эти советы были особенно ценны.

Эразм Роттердамский злыми насмешками над папой и клиром подготовил почву для оголтелого погрома католического мира вместо его реформы.

Томас Мор, благочестивый человек, описал в «Утопии» общество, счастье которого в удовольствиях. Это общество со многими религиями, в котором мало священников (среди них и женщины), а святые считаются глупцами, было пощечиной христианам того времени, хоть и не может удивить людей XX века.

Лютер, Кальвин, Цвингли начали борьбу с Церковью и образовали свои секты, пренебрегши тем самым словами Спасителя о Ней и исказив Его вероучение. На этих яростных еретиков падает вина за разрушение единства христианского мира и за большую часть несчастий, постигших впоследствии человечество.

Гоббс провозгласил радикальный материализм и утверждал, что религия возникает от неумения отличать сны от бодрствования.

Декарт, верующий католик и созидатель, оказал большое влияние на развитие философской мысли, увы, не всегда благоприятное. Его детерминизм не объяснил свободной воли человека, неправильное толкование взаимодействия души и тела и знаменитый тезис «сомневаться во всем» нанесли вред религии, а его животное-автомат, абсолютно детерминированное своими физико-химическими реакциями, породило ложную рефлексологию, бескрылый бихевиоризм, позволило сделать ошибочные выводы из условных рефлексов Павлова, легшие в основу промывания мозгов в коммунистических странах.

Локк, законченный материалист, считал как эмпирик, что врожденных идей не существует и все выводится посредством чувственного опыта. Поскольку Разум — судья Божественного, человек абсолютно свободен и независим. Действовать его побуждает стремление к своему счастью и удовольствиям. Перед собственностью следует преклоняться, и потому человек имеет право убить вора. Мифический общественный договор позволял силой устранить монарха за его ошибки и сильно подорвал доверие к монархической форме правления. Он был провозвестником либерализма, для которого типично устроение США.

Спиноза проповедовал беспредельный пантеизм, считая, что божественное начало представлено не только в душе, но и в сгустках материи, и воспринимал физические явления с позиций абсолютного детерминизма. Отрицание свободной воли и случайности позволило ему аннулировать понятие греха, отрицать христианское представление о бессмертии души и привело его к рассмотрению надежды и раскаяния как зла, в силу чего он призывал умного человека жить в свою пользу. Его рассуждения об этике поощряли, таким образом, разрушителей вечной морали.

Юм распространил свой скептицизм и на веру, утверждая, что она не может быть основана на разуме и что нельзя доказать преимущество одного поведения человека над другим. Религиозные воззрения он считал философскими заблуждениями, не просто смешными, но опасными.

Руссо в своем утверждении, что доброго по натуре человека общество делает плохим, противоречил доктрине первородного греха и спасению в Церкви. Его теология сердца, открывающегося непосредственно каждому, отрицает Божественные откровения и посмертное воздаяние. Как поборник равенства, он считал, что государству принадлежит имущество его подданных, и оно должно запретить ассоциации, в том числе и Церковь.

Вольтер, ярый безбожник, призывал раздавить Церковь и насмехался над святыми.

Гольбах нанес, как и другие «просветители» XVIII века, большой вред религии. Священнослужители для него были мошенниками, а верующие — глупцами.

Кант считал доказательства существования Бога несостоятельными и в принципе невозможными. Его мораль, основанная на автономии воли и противостоящая гетерономии моралистов прошлого, разрушала христианскую мораль.

Гегель создал ложную философскую систему, удобную для захватчиков законной власти и для закабаления ими населения. В его схеме человек обезличен, растворяется в обществе и от его морального или аморального поведения ничего не зависит. Тем самым все, что сделал Христос для утверждения личности и достоинства человека, уничтожено одним росчерком пера. Дух, занятый самопознанием, решает все: от него одного зависит разрушение строя жизни людей, а заодно и их массовое истребление.

Фейербах отравил сознание немалого числа людей, несмотря на примитивность своих суждений, представляющих перевернутые религиозные догмы.

Шопенгауэр предпочел христианству индуизм и буддизм. За познанием (иллюзией, покрывалом Майи) таится Сатана, олицетворяющий злую всемогущую волю, и выход он видел в нирване, где воля уничтожается. Из-за всесилия зла и невозможности ему сопротивляться он мрачно и безнадежно смотрел на мир.

Ницше ненавидел христианство. Он приписывал ему рабскую мораль и соблазнительную ложь и полагал, что оно разрушает сильных, ослабляя их натуру. Святому он противопоставлял «благородного» жестокого человека, способного на преступления; женщин он презирал.

Маркс ненавидел Бога и христианство. Религия для него была опиумом для народа. Он считал движущей силой истории классовую борьбу. Согласно ему, Церковь в этой борьбе была всегда на стороне имущих классов населения, и он требовал, чтобы насаждали безбожие. По существу говоря, мучимый завистью и ненавистью, он сплел новую религию классовой борьбы во имя достижения бесклассового общества. Фасад фраз о коммунизме прикрывал людоедские методы, применяемые в борьбе за власть и ее удержание. Марксизм представляет собой ложную философскую систему, крайне опасную для человечества. Он разжигает низменные инстинкты, натравливая людей друг на друга. Он ненаучен и противоречит универсальным законам природы.

Джемс, прагматик, рассматривал Бога как удовлетворительную гипотезу, которая приносит пользу человеку. Вера, измеряемая выгодой, подрывала, таким образом, основу морали.

Отрицательная направленность вышеназванных мыслителей ясна, несмотря на лаконичность наших оценок. В их плеяду входят Фрэнсис Бэкон, Кампанелла, Джордано Бруно, Огюст Конт, Штраус, Ренан, Спенсер, Фурье, Дарвин, Лев Толстой, Фрейд, Энгельс, Ленин, Сартр, Бертран Рассел, Маркузе и полчища их популяризаторов и пропагандистов, как журналистов, так и преподавателей.

В истории мысли нет объяснения преобладанию разрушительного начала у крупных философов и писателей, позволивших им рьяно выступать против Бога и Церкви. Все концепции мыслителей темного направления противоречат универсальным законам природы и Божественным откровениям и, таким образом, представляют собой ложные концепции, отвечающие низменной стороне человека.

К крупнейшим мыслителям с созидательным началом следует отнести Коперника, Галилея, Кеплера, Ф. Бэкона, Боссюэ, Ньютона, Паскаля, Декарта, Лейбница, Ломоносова, Лавуазье, Максвелла, Юлиуса Майера, Достоевского, Шеррингтона, Планка, Эйнштейна, Гейзенберга, Шрёдингера, Луи де Бройля, Нильса Бора. К сожалению, некоторые из них сделали частичный вклад в творчество мыслителей отрицательного направления (Декарт, Лейбниц, Ф. Бэкон).

Новые философские теории при своем появлении успешно наносят вред, даже если потом подвергаются справедливой критике. Так произошло, например, с логическим позитивизмом. Его представитель, Витгенштейн, считал, что лишь математические и логические предложения и данные эмпирических наук имеют значение. Рудольф Карнап добавил к этому, что предложение имеет смысл, только когда его можно проверить. Тем самым заранее объявлялись бессмысленными философия и теология. И только в наше время Карл Поппер убедительно опроверг их утверждения.Со своей стороны покажем абсурдность логического позитивизма. Точные науки имеют дело с огромным числом событий (данные эксперимента, факты, наблюдения), которые удается описать математическими средствами и которые, как и в философии, покоятся на гипотезах и теориях. Объяснение событий представляет собой одну из самых трудных областей познания, требующую изощренной работы ума, озарений, богатой интуиции. Если философия и богословие должны от них отказаться, то к ним не следует прибегать и в точных науках, что означало бы прекращение научного поиска и тем самым гибель науки. Однако, несмотря на абсурдность своих положений, эта ошибочная теория всерьез обсуждалась на протяжении нескольких десятилетий и вызывала пренебрежение к религии.

Созидатели должны опираться на свою философию, которая увязана с открытиями науки и может помочь Церкви Христовой в борьбе с безбожием, лжеучениями, сектантством. В разработанной мною философской системе, на которую я осмеливаюсь обратить внимание читателя, научные открытия считается возможным рассматривать как узловые точки нашего познания. Количество этих точек еще далеко не достаточно, и поэтому между ними существуют промежутки, свидетельствующие об огромных неведомых областях вселенной и не дающие нам возможности составить себе научное представление о ней. Загадочность и сложность вселенной вынуждает мыслителей строить умозрительные системы, опережающие научные открытия. Для того чтобы философ не впал в противоречие со строго установленными наукой данными, представляется целесообразным протягивать нити в виде гипотез между узловыми точками, причем эти гипотезы подлежат уточнению по мере роста наших знаний.

В основу предлагаемой мною системы взглядов положена густота — первооснова всех предметов и явлений вселенной. Иначе говоря, все предметы вселенной представляют собой густоты. Исходя из густоты, возможно также определить духовные и общественные явления. Таким образом, универсальный характер густоты позволяет нарисовать убедительную картину вселенной во всех ее проявлениях: пространство, время, элементарные частицы, носители жизни, души, духа и сам Творец вселенной. Соответственно я назвал эту философскую систему «Теорией густот» и разбил ее на четыре части: Мир, Творец, человек, общество.

3. Напомним, как разрушителям удалось нарушить единство русского народа и взорвать Российскую империю.

До конца XVI века на Руси государь, Церковь, бояре, стрельцы, посадские, крестьяне представляли собой пусть суровое, но крепкое единство. Его нарушение шло главным образом сверху. Опричники Ивана Грозного уничтожали целые боярские роды по подозрению или навету. В жизнь страны была внесена струя произвола, поощряемого царем, разбоя, террора против невинных людей (уничтожали всех поголовно: боярина и его семью, домочадцев, дворню).

После убийства царевича Дмитрия страной стал править безродный Борис Годунов, при котором произошло закрепощение крестьян. Самозванец Лжедмитрий позволил Польше осуществить ее стремление к разрушению государства Российского. Уничтожение боярских родов и растерянность оставшихся лишили страну проверенных советников и руководителей. В то время как рядовые созидатели и неустойчивые оказались предоставленными самим себе, разрушители объединились в шайки воров, и началось Смутное время с самозванцами, разбоем, междоусобием. Под конец лучшие люди, во главе с посадским Мининым и князем Пожарским, собрали силы созидателей и изгнали поляков. Смута прекратилась, созидатели снова взяли верх. Началось царствование Романовых. Жизнь вошла в свою колею.

В XVII веке боярские роды стали терять свое значение. Их место заняло сословие дворян, слившееся с ними. Крепостное право ужесточалось. Единство дало трещину, и это ознаменовалось рядом бунтов (медный, соляной, Стеньки Разина) и религиозным расколом. Последний затронул лишь малую часть верующих, однако дополнительно расстроил жизнь народа.

Государства представляют собой сложные и большие организмы и руководить ими согласно одним христианским принципам трудно, и это дело будущего. В Европе времен Петра Великого государства легче сравнивать с крупными хищниками, которые боролись за свое место под солнцем. Петр рано понял, чем грозит наша отсталость в морском деле, науках, вооружении и отсутствие регулярной армии, оружейных заводов, портов. Шведы, поляки, крымские татары, турки точили зубы на Россию, и с необыкновенной стремительностью, ибо он считал, что промедление смерти подобно, опираясь на свой светлый ум и могучую волю, Петр приступил к преобразованию России. Стрелецкие бунты, омрачившие детство Петра и начало его царствования, символизируют крушение единства государя и народа.

Монарх — помазанник Божий — был прав. На нем лежала ответственность за страну, и перед ним стояла альтернатива: победа новой России или повторение смутного времени горше прежнего. Устаревшие средства столичных стрельцов не могли привести к становлению государства, способного в новых условиях обеспечить преуспеяние народа. Петр Великий вел страну к намеченной им цели и потому действовал в соответствии с обстоятельствами. Он победил шведов, турок и персов, построил флот, заводы и новую столицу. Тяготы всех слоев населения, и в первую очередь простых созидателей, не могли сбить его с пути. Но при этом старое единство разбилось, а новое не образовалось.

У практика Петра не было времени думать о скрытой связи между слоями народа. Ответственность за создавшееся положение лежит на образованных дворянах, которые на протяжении всего XVIII века не привели доводов для отмены или хотя бы резкого смягчения крепостного права. Взамен справедливого единения сословий для строительства и жизни отечества дворяне сохранили все свои права и привилегии и вырвали еще у неполноценного Петра III отмену обязательной для них государственной службы. Разрыв между главными сословиями был крайне опасен. Дворяне не извлекли нужных выводов из бунта Пугачева, их сословный эгоизм взял верх.

А ведь всеобщий подъем в Отечественную войну 1812 года показал, что единение разных слоев населения возможно. Следовало начать освобождение крестьян сразу по окончании этой войны, что спасло бы Россию от катастрофы 1917 года.

Лишь в начале XIX века славянофилы задумались над единством православия, самодержавия и народа. Они понимали своеобразие России и особенности ее развития, определившие присущую ей форму государственной власти и ее отказ подражать западным образцам. К сожалению, идеи славянофилов заметно не ускорили освобождение крестьян и не улучшили условий их освобождения.

Достижения Запада стали идеалом западников. Наряду с полезными и необходимыми заимствованиями у Запада в таких областях, как математика, механика, астрономия, кораблестроение, металлургия, медицина, военное дело, строительство портов, на страну нахлынуло вредное и излишнее влияние. Преклонение перед Западом и вредные у него заимствования довели нашу страну до гибели. Западники поносили все порядки Российской империи и не понимали особенностей развития России и порочности многих западных идей.

Западники послужили питательной средой для так называемой интеллигенции, которую не следует путать с людьми умственного труда. Животная ненависть к Богу и к царю объединяла интеллигенцию. Все средства борьбы, включая террор, который интеллигенция поддерживала и в котором сама участвовала, были допустимы для достижения поставленной ею цели — свержения самодержавия. Идеи Белинского, Чернышевского, Бакунина, Герцена сформировали заядлых разрушителей: Нечаева, Ткачева, Ленина, Троцкого. Эти аморалисты расшатали основы существующего строя, натравливая людей друг на друга с помощью клеветы и обмана. Мыслители России отнеслись безразлично к распространению ими марксизма и недооценили его опасности для страны.

Всеобщий закон сохранения энергии, открытый в 1842 году Майером, начал применяться уже через двадцать лет в различных областях точных наук и техники. Однако он не был приложен к политэкономии для разрешения проблемы прибавочного труда и никто не воспрепятствовал марксистскому взгляду на прибавочную стоимость, образующуюся при эксплуатации рабочей силы трудящегося. Моя политэкономия на основе закона сохранения энергии появилась только через 130 лет, когда марксизм без труда завоевал немало позиций.

В одержанной марксизмом победе не приходится обвинять рядовых созидателей, коль скоро им настолько увлеклись некоторые так называемые легальные марксисты, к которым принадлежали Михаил Туган-Барановский, Петр Струве, о. Сергий Булгаков, Николай Бердяев, что даже стали пропагандировать его в печати. Увы, после своего отхода от марксизма они не подвергли его сокрушительной критике. И не удивительно, что простые люди воспринимали марксистские догмы как научные откровения. Доверчивый безграмотный народ был благодатным материалом, и зараза проникла глубоко во все поры российского общества.

Интеллигенция России управляла ее поджигателями. Она сделала все для того, чтобы разложить и ожесточить простых людей, подрывая устои их жизни, натравливая их на царскую власть, которая скрепляла их жизнь и ее охраняла. Интеллигенция основала и возглавила партии разрушителей: большевиков, меньшевиков, эсеров, трудовиков, максималистов, анархистов. Разрушители развязали террор. Жизнь простых людей в счет не шла. За 1907 год от бомб на улицах погибло свыше пяти тысяч человек: сторонних прохожих, среди которых были женщины и дети, казаков, солдат, городовых. Деньги на террор разрушители брали у врагов России — например, во время русско-японской войны у японцев.

К 1905 году ненависть к царской власти и вера в блага парламентаризма захватила интеллектуальные и деловые слои созидателей. После конституции, обнародованной государем и отвечающей господствующему умонастроению, начался думский период. Партии разрушителей получили права гражданства. Началась эра поношения императорской власти, издевательств над ней, пропаганды свержения правительства, противодействия любым здравым решениям. Смелое противодействие Столыпина нарушителям порядка в империи закончилось его убийством.

Российское дворянство было неоднородно. Дворяне, с одной стороны, были созидателями и охранителями России, с другой стороны — ее разрушителями. Основная же их масса располагалась между этими крайними полюсами. Таким образом, будучи по природе своей не разрушителями, они задержали, преследуя корыстные цели, освобождение крестьян. Кроме того, они настояли на освобождении крестьян без земли; крестьянам за ее пользование следовало выплачивать общине в течение 45 лет выкупные суммы. Общинное землепользование было губительным для крестьян, ибо отчуждало их от земли. Только в 1906 году, когда крестьянское сословие было признано равноправным, были отменены телесные наказания.

Разрушители-дворяне поставляли стране революционеров и смутьянов: цареубийц и прочих террористов. Гвардейские офицеры и промотавшиеся дворяне исполняли заговоры против императоров. Девять покушений было совершено на царя Александра II, освободителя и реформатора. В царствование Николая II дворяне, стоявшие у кормила власти, сами подорвали ее устои, распространяя сплетни о царской семье. Когда война шла к победному концу, заговорщики в штабе армии принудили государя к отречению от престола.

Основная масса крестьян не помышляла о свержении царя. До февраля 1917 года крестьяне кормили страну, поставляли ей солдат, городскую рабочую силу, платили подати. Свержение монархии сломало скрепу, держащую страну. Развал армии (самосуды, митингование, братание с врагом во время войны) привел к массовому дезертирству. Начались погром поместий и убийства полицейских, жандармов, офицеров. Доверчивые и темные крестьяне и рабочие совсем потеряли голову под влиянием диавольской агитации, разжигающей их прежние обиды, и пошли на предательство России. Когда похмелье прошло, было уже поздно. Машина террора косила головы. Белое движение крестьяне не поддержали.

За двести лет без патриарха русская православная Церковь отвыкла от самостоятельности, и ее авторитет снизился. Поэтому она не сумела возглавить борьбу русского народа против большевиков и действенно ей помочь.