Средства общения и отдыха

Великие достижения века — кино, радио, телевидение — должны приносить пользу, а не вред, радость, а не сплошное расстройство. В этой области следует произвести решительный переворот. Средства массовой информации следует вырвать из лап разрушителей, ибо умело направляют они ложь, которая в их природе, на разложение и порабощение созидателей. Для созидателя же ложь — признак его слабости.

1. Книжное дело

Писателя недаром называют сочинителем, признавая тем самым его право на вымысел. И двери открыты для проникновения лжи на страницы книг. Признавая огромную пользу слова, созидатели должны обезопасить себя от разрушительного воздействия лживого произведения. Обратимся к двум рассказам Мопассана: молодой священник, обуреваемый ненавистью к воспроизведению жизни, в одном случае топчет собаку с ее новорожденными щенками, в другом сбрасывает с кручи крытую повозку с любовниками. Огромен вред таких писаний, ибо они пропитаны клеветой на католическое вероучение. Такие вещицы читают обычно для развлечения, однако их критический разбор вскрывает нелепость сюжета: собака искусала бы, а могла бы и загрызть; фургон не мог быть на краю пропасти, и священник вряд ли мог бы один сдвинуть груз с живым весом в 150 кг. То, что произошло, говорит о явной патологии и должно быть достоянием врачей.

Многие на себе испытали пагубное влияние книг, начали из-за них курить, пить, бражничать, бездельничать, превращались в ловеласов, ожесточались, не подчинялись родителям, относились к ним с презрением, склонялись к преступной жизни. Хлесткое описание порой разрушает полезные и насаждает вредные чувства. Например, блестящий рассказ Чехова «Человек в футляре» с явным душком: речь идет о случае, но напрашивается обобщение («Россия — казенная страна!», и человек в футляре фразой «как бы чего не вышло» приводит якобы в трепет губернское общество). У читателя возникает досада: где же мы живем? Почему обязаны терпеть? Человек в футляре не просто странный и смешной случай, он стал именем нарицательным, и все обернулось против строя Российской империи. Разрушители получили еще одну колотушку. Прочтя «Ревизор» Гоголя или увидя его в театре, читатель или зритель полон презрения к взяточникам и горит желанием искоренить этот порок. В среде же Беликова, человека в футляре, взяток не берут, ревизора не боятся, но зато блюстители порядка, прокурор, представители власти трепещут перед ничтожным учителем греческого языка. Но Чехов не вынимает жала и не дает убедительного объяснения столь таинственной власти, толкая читателя к политическим обобщениям отрицательного свойства.

Свадебный генерал из другого рассказа Чехова («Свадьба с генералом») тоже стал именем нарицательным. Но в этом случае осмеянию подверглось мелкое тщеславие хозяев и молодой человек, притащивший генерала и прикарманивший 25 рублей. Смешно и полезно.

Два примера из сатир Саши Чёрного. В сатире «Сноб» описывается бездельник, упивающийся и обжирающийся плодами жизни. Яркая смешная сатира бьет по порокам, изъянам и уродству жизни богатейшего города, но не затрагивает христианские государственные основы страны. Сатира «Любительский концерт», где талантливо описан оркестр из молодежи обоего пола, заканчивается следующими словами:

А рядом чья-то Mere, в избытке чувств,
Вздыхая, пудрит нос, горящий цветом мака:
«Ах, музыка, искусство из искусств,
Безумно помогает в смысле брака!..»

Сатира имеет право на шаржировку, но в данном случае она больно бьет по святому чувству матери, поднимая ее на смех за желание честного и счастливого замужества своей дочери. Под ударом (и очень опасным) основы общества, которые созидателям должно поддерживать. Вспоминая свою молодость, сопротивление подростков воле родителей, легко себе представить, как глубоко такая сатира могла ранить девушку. И вот ее бунт: кричит на мать, обвиняет ее в сводничестве, отказывается участвовать в этом милом оркестре, переходит к встречам на улице или в революционных кабаках. Сатирик талантливо описал картинку из жизни, о нем с похвалой отозвались левые критики-разрушители, и не понял он, какой вред нанес самой сердцевине общества. Поэтому нужны меры предосторожности в виде цензуры, осуществляемой людьми со вкусом и сознанием ответственности перед обществом. Нужно надежное сито, предохраняющее общество созидателей от волн разрушений.

Меры возможны следующие:

— строгая цензура;

— запрет печатать (или распространять иным способом) вещь без разрешения цензуры или ею забракованную; привлечение к судебной ответственности издателя, распространителя и автора, нарушивших этот запрет;

— выпуск 10—15 книг в год разных авторов на языках каждого народа. Художественная литература не должна быть средством обогащения. Книга должна быть талантливой, высокого качества, и ее выход должен стать событием. Созданный этим способом искусственный книжный рынок даст огромный доход издателю, и прибыль его будет в 2—3 раза выше, чем от продажи учебников и книг по разным специальностям. Автору принадлежит полная свобода замысла и талантливого исполнения, и, поскольку он

— созидатель, ему должны быть близки и понятны интересы нашего общества, и он воздержится от нанесения ему вреда. В течение нескольких лет он должен получать крупную ежемесячную зарплату, и, если у него не получается, он возвращается на работу по своей специальности.

Если автор по натуре разрушитель, то у него больше оснований получить отказ со стороны цензуры.

2. Газетное дело

В газетном деле должен произойти полный переворот. Газета перестает быть торговым или партийным (идеологическим) предприятием. Ее задача — сообщать достоверные новости, оценкой которых занимаются журналы высокого уровня по разным специальностям.

Журналист наших дней должен исчезнуть, ибо вольно или невольно он — слуга дезинформации. Он сильно ограничен во времени и обязан узнать новости и сообщить их в препарированном, самом броском виде, потрафив вкусу редактора, а следовательно, и направлению газеты. Поэтому он умышленно идет на преувеличения, искажения, умолчания. Часто из такой отравы надо уметь выудить действительно происшедшее событие, а на это у читателя газеты обычно нет ни времени, ни охоты.

Нашего репортера мы представляем себе как искателя приключений, странствующего рыцаря, поставившего перед собой цель описать правду события, а если обстоятельства позволят, то и причину обнаружить. Он должен быть на твердом окладе, который не зависит от числа строк в его сообщениях и от числа сообщений, но зависит от умения обнаружить события, толково в них разобраться, верно их объяснить (в случае сомнений следует ограничиться описанием голых фактов) и правдиво описать. Оклад должен быть достаточно высоким; в случае увечья или смерти при исполнении обязанностей ему или тем, чьим кормильцем он был, гарантируется достаточная пенсия.

Во всех случаях, когда газета должна дать оценку события, вникнуть в глубину вопроса, редакция привлекает специалистов из вышеуказанных обзорных журналов. Объяснение приноравливается к уровню читателей газеты. Газета формирует мнение созидателей, поэтому огромное значение придается полноценному материалу знатоков, и хлестаковщина дилетантов недопустима.

Сведения о международных событиях из иностранных источников поставляет телеграфное агентство, которое обслуживают«странствующие рыцари». Внутренняя политика освещается посредством представителя печати при каждом министерстве, который отбирает полезные, поучительные материалы. Тот же критерий при отборе происшествий и несчастных случаев.

3. Кино

Ребенком я катался от смеха на картинах Макса Линдера. В двадцатые годы — годы расцвета немого кино — мои сверстники и я надолго получили заряд бодрости и смелого отношения к жизни с оттенком благородства и даже рыцарских требований. В кинокартинах порок наказывался, добродетель торжествовала или герой погибал с гордо поднятой головой (преобладали, впрочем, картины с благополучным концом). Гораздо позже я узнал, что в Голливуде тех лет, где Гриффит задавал тон, господствовал стиль викторианской эпохи и помнили еще о христианской морали.

Искусство кино не задержалось на таких великолепных картинах, как «Большой вальс» и «Пармская обитель», и покатилось вниз. В кино 60—80-х годов преобладают распад нравов, порнография, разгул, кровь, грязь, насилие, террор, предательство, надругательство над святынями. К тому же куча агиток прославляет красные режимы. Выводы из сопоставления кино наших дней с кино двадцатых годов однозначны: в двадцатых годах влияние созидателей было значительным, даже преобладающим; за последние три десятилетия разрушители взяли верх и показали свое нутро*.

* Характерна следующая подробность. В первой половине нашего века в Голливуде был огромный запас всевозможных постановочных материалов. В студиях можно было заснять фильм любой сложности и любой эпохи. Когда разрушители захватили Голливуд, были уничтожены все запасы — исчезли декорации, мебель всевозможных стилей, компрометировавшие пришедшую бездарь. Талант, внешность, умение не нужны были для пошлых разрушительных диалогов. — Примеч. автора.

Мы наглухо захлопнем дверь в кино перед разрушителями. Кино созидателей будет создано на уважении христианской морали и высоких благородных требований, в отважном борении со злом в его различных оболочках. Таланты найдутся. Авторы, режиссеры возродят в кино мир приключений, головоломные трюки, сильных, красивых, стойких, верных людей с их глубокими чувствами и любовными переживаниями, способными как на поединки, так и на борьбу с преступным миром и разрушителями разных эпох.

4. Изобразительное искусство

Огромен вклад искусства на службе у красоты в развитие мудрости, богословия, героизма. Но в XX веке красота стремительно исчезает из произведений искусства, ибо художники забыли о его прямом назначении. Следует подчинить архитектуру, ваяние, живопись, иконопись для церквей, храмов, монастырей, дворцов, а также исторических памятников и официальных учреждений воле заказчика, который отбирает эскизы. Традиционными должны стать картины на библейские и мифологические темы, к которым примыкают картины природы, карнавалов, народных гуляний и аналогичная роспись для украшения жилищ. Издевательства над Божественными сюжетами и над формой правления созидателей подпадают под общий запрет, но эти ограничения не стеснительны для художников-созидателей. Искусствоведы, богословы, философы должны вдумчиво подойти к новым формам живописи и ваяния. Перед абстракционистами может быть поставлена грандиозная цель: изображение Бога-Отца, Духа Святого, Троицы (традиционное изображение в виде старца, голубя, треугольника явно недостаточно). Широкий простор для абстрактной живописи — ковры, гобелены, занавеси, обои. Коль нет разрушительного начала в картине, нет возражений против нее у созидателей.

5. Поэзия, музыка

Платон из своего государства изгонял драматургов и осуждал поэтов, полагая, вероятно, что они смутьяны, нарушители общественного спокойствия. Но поэт поэту рознь. Созидательный гений Пушкина противостоит разрушительному духу Байрона. Раньше поэты воспевали героев, победителей или тех, кто доблестно пал на поле брани. Поэзия была синонимом красоты, которая теперь изгнана на обертки мыла и коробки конфет. У истинной поэзии высокие задачи, и из нее должны быть удалены пошлость и грязь. Подлинные поэты будут высокочтимы созидателями. Рифмоплетам и стихотворцам с низменной душой в поэзии не место.

Музыка, наподобие рукописной красоте, должна быть у подножия Бога. Ее главное место в храме. Ее богатейшие возможности возвышают душу, вносят в нее умиротворение, порождают доблесть, направляют ввысь к Богу. Музыка чудодейственно украшает жизнь: вспомним великолепные оперы, блестящие оперетты, праздничную музыку для танцев и песен. Рассмотрение новых форм музыки принадлежит специалистам.

Подлинный художник изобразительных видов искусства служит высокому искусству. Обладая талантом и высоким уровнем души, он стремится выполнить волю Бога. Ограничений его заработку быть не должно, поскольку он может продать свое произведение только в одни руки. В пору неудач он должен получать пособие.

6. Радио, телевидение

Содержание передач по радио и телевидению определяется комитетом, в который входят представители Министерств внутренних и иностранных дел, просвещения, отдыха и спорта, цензуры и Церкви. Характер передач и их продолжительность подчиняются общей реформе средств общения: краткость, точность, объяснение событий специалистами. По вопросам, имеющим общее значение, проводятся редкие, но отлично подготовленные лекции. Детские телепередачи нежелательны, ибо мешают детям готовить уроки и быть на воздухе. Научно-познавательные фильмы следует показывать в школьных помещениях. Кинокартины для детей и юношества показываются в часы их досуга.

7. Отдых

Созидатель (особенно молодой) во время отдыха не должен быть праздным зрителем, а лично участвует в увеселении. Полноценный отдых обязателен после добросовестной работы для восстановления сил и разрядки. Новая организация средств общения высвобождает время и позволяет созидателю изменить свое отношение к его использованию. Особенно рекомендуется созидателям деятельное участие в религиозной жизни: неуклонное посещение субботней всенощной, воскресной обедни и праздничных богослужений. Хорошо использовать часть отпуска на богомолие, пешие странствия по святым местам, посещение монастырей, во время которых часто можно беседовать со старцами. Эти странствия помогут душе очиститься от накипи и прояснят мысли, укрепят убеждения, оздоровят тело. Пожилым следует принимать активное участие в жизни прихода. Для молодых — спорт, танцы, игра в лапту, скачки, футбол, регби, борьба, бег, а также рыбная ловля, охота. Футбольные состязания, возможно, будут привлекать меньше болельщиков. Не следует забывать, что огромные стадионы на сотни тысяч зрителей были задуманы разрушителями не только для наживы, но и для обработки и одурманивания созидателей.