Письма по поводу статьи "К единению христиан"

1. Никите Струве, редактору журнала «Вестник РХД»

Севр, 9 декабря 1986 г.

Дорогой Никита Алексеевич,

Несколько человек обратились ко мне по поводу моей статьи «К единению христиан», что побуждает меня дать требуемые разъяснения.

За свою долгую жизнь я повстречал многих людей, которых, как и меня, тревожило разделение христиан. Я вырос в русской православной семье, неразрывно связанной с Церковью: четыре тети по отцовской линии были монахинями, моя мама после катастрофы 1917 года в России стала приверженкой патриарха Тихона — «тихоновкой». Будучи человеком поиска, я стараюсь всегда на самом себе проверить ответственные рекомендации, прежде чем снабдить ими других. Потому и принял я католичество, стремясь к единой всемирной Церкви Христовой, хотя внутренне никогда не порывал с православием, имея в нем глубокие крепкие корни. Однако, совершенный мною шаг оставил во мне чувство неудовлетворенности: я убедился, что пошел по линии наименьшего сопротивления, по пути одиночек, и этот путь не стану предлагать своим соотечественникам. В общих чертах я изложил решение, к коему пришел после пятнадцати лет жизни на Западе, в опубликованной Вами статье. Поскольку Ваш журнал проникает в СССР и пользуется там заслуженным уважением, предложенное мною объединение христиан требует уточнений.

Всеведущий Спаситель знал, что невозможно сразу создать единую Вселенскую Церковь, и потому завет Петру дополнил заветом Апостолам*, видимо, разрешающим Церкви с некоторыми догматическими и прочими различиями, как между православной и католическими Церквами. Оба завета дают ключ к образованию Вселенской Церкви Христовой. В моей статье не шла речь о стремительном образовании единой Вселенской Церкви. Двухтысячелетний опыт показал, что попытки объединения, требующие предварительной унификации, очень редко имели успех. Посему неудивительно разъединение, в котором доселе пребывает христианский мир, несмотря на концентрацию в XX веке антихристов, как Ленин, Сталин, Гитлер, Мао Цзэдун, Пол Пот, виновников массового уничтожения более 150 миллионов людей, и в первую очередь верующих.

* «Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе.» (Мф 18, 18) — «Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус. И, увидев Его, поклонились Ему: а иные усомнились. И, приблизившись, Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.» (Мф 28, 16—20).

Христианам необходимо объединиться, чтобы зло отступило. Возглавить существующие Церкви следует Папе Римскому как главе 650 миллионов католиков, опирающемуся на многовековые традиции объединения верующих на земном шаре и опыт защиты христианских и общечеловеческих ценностей. (Таков пример Папы Иоанна Павла II.) Необходимость создания центра, способного в наши дни воспрепятствовать мировым антихристианским и античеловеческим силам, назрела. Объединение христиан вокруг центра сопротивления мировому злу сдвинет с мертвой точки создание единой Вселенской Церкви Христовой и сделает его возможным в обозримом будущем. Христиане, участвующие в борьбе предлагаемого центра, не меняют своего вероисповедания. Церкви разрешают своей пастве быть в числе сил, объединенных вокруг центра, при наличии определенных гарантий со стороны Апостольской коллегии из глав Церквей и представителей религиозных объединений, созданной на основании завета Спасителя Апостолам. Поскольку главы Церквей могут наложить свое вето на изменения Папы, влияющие на догматы и другие особенности их Церквей, и не имеют права вето в отношении изменений Папы, касающихся только католиков, Церквам гарантируется независимость и самостоятельность при объединении христиан. Так, христианский мир объединится для борьбы с силами антихриста вокруг одного координационного центра. При этом увеличатся сближение и взаимопонимание христиан, станет возможной переоценка их разногласий и наметится реальный путь к образованию Вселенской Церкви Христовой, отвечающей заветам Спасителя, то есть состоящей из Церквей, сохраняющих свои особенности, которые перечислены в моей статье. Многое говорит за то, что Вселенская Церковь может быть сооружена на фундаменте Церквей-сестер — католической, православной и англиканской. Параллельно должна будет вестись работа по привлечению к центру представителей нехристианских вероисповеданий (мусульманского, иудейского, буддистского и других). Ибо враг у верующих один и вечная мораль едина.

В «Комментарии от редакции» к моей статье Вы справедливо пишете, что православная точка зрения по вопросу церковного единства прекрасно изложена архимандритом Плакидой Десеем в № 147 «Вестника», в том же номере, где и моя статья. Мои соображения о единении христиан не находятся в противоречии с положениями архимандрита Плакиды Десея, изложенными им в статье «Православная точка зрения на единство христиан», которую Вы имеете в виду. Естественно, церковные вопросы должны быть разрешены Отцами Церкви на Соборах. Однако, миряне вправе привести убедительные доводы и внести предложения, которые Отцы Церкви могут осудить или одобрить, зная, что осужденная Церковью мысль не имеет права на существование. Поэтому позволю себе остановиться на некоторых установках архимандрита.

— Плакида Десей полностью разделяет позицию православного богослова, охарактеризованную Г. Флоровским: «Православный богослов может и должен представлять [...] саму древнюю вселенскость [...] В икономии экуменизма православие представляет святоотеческий момент». В христианском вероисповедании истина действительно принадлежит православию, которое опирается не только на Священное Писание, но и на сокровищницу предания эпохи Спасителя, Апостолов, мужей апостольских и первых Отцов Церкви, благодаря чему возможен стал новозаветный канон. Тем самым были отсеяны апокрифические евангелия и ложные послания, составлены списки первых священных книг и сделаны их переводы, отброшены ложные толкования, подчеркнута связь Нового Завета с Ветхим Заветом, соблюдена не только буква вероучения, но установлен и его дух. Большая подготовительная работа необходима была для правильной формулировки догматов вероучения. Колоссальное значение имело также создание поместных Церквей, направленных по верному пути. Таким образом, весь арсенал современного христианства передан ему самой древней и верной заветам Спасителя православной Церковью.

— «...местная Церковь не есть часть Церкви вселенской; каждая осуществляет всю полноту таинства Церкви и отождествляется с Церковью вселенской...» Предлагаемый мною план объединения христиан для совместной борьбы с мировым злом не нарушает вышеприведенного толкования поместных Церквей. Любая православная поместная Церковь (русская, болгарская, грузинская...) не есть часть Вселенской Церкви, а представляет ее в целости. Поэтому участие поместной Церкви в Апостольской коллегии, а впоследствии в единой Вселенской Церкви ничего не меняет в ее сути — как была она Вселенской, так и осталась.

— «Конечно, различия во мнениях, в обычаях или традициях могли существовать между Церквами в тех пунктах, где общее согласие не было проявлено и которые считались второстепенными...» Разногласия поместных Церквей в первые века христианства после того, что пережил христианский мир, привели к образованию новых Церквей. Но, если не касаться принципиальных расхождений Церквей, которые привели их к отделению и отчуждению друг от друга, дружное объединение христиан для совместной борьбы со смертельными врагами-антихристами вполне возможно и будет способствовать братскому сближению и взаимопониманию.— «...вселенская Церковь составляется из всех Церквей поместных, находящихся в общении друг с другом...» «Общение между поместными Церквами проявляется в плане сакраментальном, в коллегиальной хиротонии епископов, а когда дело идет о решении вопросов веры и дисциплины — в соборах епископов. Эти соборы могут быть поместными или вселенскими...» Данное положение относится ко времени, когда существует уже единая Вселенская Церковь. А для ее достижения важно постоянное общение Церквей, которое может возникнуть при их поддержке центра сопротивления мировому злу и участию в Апостольской коллегии.

— «...идея первенства [...] никогда не означала ничего, кроме первенства среди равных [...] В моей схеме единения христиан Папа как защитник христианского мира возглавляет христиан в их борьбе с силами антихриста. Но в Апостольской коллегии он ограничен в своих правах (не в отношении католической Церкви). Поэтому он действительно представляет собой первого среди равных.

— Протоиерей Флоровский считает участие в экуменическом движении «не только дозволенным и возможным для православных», но даже видит в нем «непосредственную обязанность подлинной Церкви[...]». Вполне реально считать участие Церквей в Апостольской коллегии в их поддержку центра сопротивления формой настоящего экуменического движения.

— «Никакая реформа, никакое изменение [...], которое не может быть принято православным народом единодушно, или почти единодушно, не исходит от Духа Божия». В перспективе уничтожения христианской цивилизации и всех верующих возможно достичь требуемого единодушия православного народа.

— «Православие есть истина вселенская, истина для всего мира, для всех времен и народов» и это обуславливает ведущую роль православной Церкви.

С глубоким уважением
Д. Панин

2. В.А. Пирожковой*

* В.А. Пирожкова — редактор журнала «Голос Зарубежья», издававшегося в Мюнхене в 70—90-е годы.

Севр, 30 октября 1986 г.

Дорогая Вера Александровна,

Моя статья посвящена вопросу единения христиан, ибо их разъединение бесконечно мучит меня. В 1971 году я решил этот вопрос для себя так: я перешел в католичество, чтобы принадлежать к единой всемирной Церкви Христовой, никогда не порывая внутренне с православием, с которым связан всеми корнями. О своей связи с православием всегда говорил и писал в своих статьях (в частности в нашем журнале «Выбор»). Таким остаюсь и поныне, таким и останусь до своей смерти.

Смысл моей статьи в признании Папы верховным вождем христиан (а желательно и всех верующих) и в их поддержке его борьбы с силами зла и сатанизма на земле. Мой опыт жизни на Западе, чтение Отцов Церкви и размышления привели меня именно к этому решению. Если бы весь этот багаж был у меня до 1971 года, возможно я ограничился бы данной рекомендацией, оставаясь православным и догматически целиком признавая авторитет Отцов православия.

27 октября 1986 года по призыву Папы в Ассизе и под его эгидой в одной молитве о мире собрались представители разных религий. Видимо, я правильно уловил веяние времени. Но мне потребовалось пятнадцать лет жизни на Западе, чтобы прийти к вышеприведенному решению о Папе — верховном главе верующих разных религий. И данное решение я считаю наиболее реальным. При существующем экуменизме объединение христиан застыло на мертвой точке.

Всеведущий Спаситель знал, что сразу невозможно создать единую Вселенскую Церковь, и потому завет Петра дополнил заветом Апостолам (Мф 18, 18 и 28, 16—20), видимо, разрешающим Церкви с некоторыми догматическими и прочими различиями, как например в православии и католичестве. Оба завета дают ключ к образованию Вселенской Церкви Христовой, не требуя унификации Церквей. К ней же прийти надобно, но динамически, активно, в борьбе с мировым злом. Силу православия я усматриваю в ее постоянстве, в неизменности ее основ, которые, однако, не должны окостенеть. Необходимым тормозом Римской католической Церкви явится предлагаемая мною Апостольская коллегия.

Главным мерилом предлагаемых решений должно быть их соответствие речениям Спасителя. Предложение мирянина может быть отброшено или принято Отцами Церкви. В моей статье дана также оценка нынешнего состояния Римской католической Церкви. Во Франции положение плачевное и улучшения не намечается, скорей наоборот. Еще в 1976 году я высказал свои соображения об исправлении положения после 2-го Ватиканского Собора («Sauvegarder notre foi»* — «Choix», 1976, № 3—4) и направил их Папе Павлу VI. Позднее посылал свои книги и письма Папе Иоанну Павлу II и кардиналу Ратцингеру. Так что делаю, что в моих силах.

О теологии освобождения. Вы ошибаетесь. Эта жуткая ересь до сих пор официально не осуждена. В «Инструкции о некоторых видах теологии освобождения» 1984 года Ратцингера содержится критика этой теологии, но нет ее осуждения. Нет и ее официального осуждения Папой. В книге Ратцингера «Беседа о вере»**, которую я читал по-французски, теология освобождения тщательно критикуется, но от официального ее осуждения кардинал воздерживается, не желая обидеть «Церковь бедных». В 1896 году Ватикан выпустил «Инструкцию о христианской свободе и освобождении», где есть положения Церкви о свободе и освобождении от тирании. Но осуждения теологии освобождения там нет.

* Спасти нашу веру (франц.).
** Joseph, cardinal Ratzinger. Vittorio Messori. Entretien sur la foi. Paris, Fayard, 1985.

Мы с И. Я. желаем Вам всего самого хорошего.

Ваш Д. Панин