Слои советского общества

Зиновьев* говорит, что большинство людей в СССР довольны, что пятьдесят миллионов этот режим охраняют. Это мура, ерунда. Людей, которые поддерживают этот режим, которые действительно вцепились в него зубами и когтями и будут делать все, чтоб его сохранить, наберется миллиона три. Есть люди, которые теперь даже Сталина вспоминают: «Вот как при Сталине было». Будут вспоминать и время всех этих завхозов, которые умеют торговать на черном рынке. Для торговли на нормальном рынке надо совсем другие качества иметь. Сейчас торговец, преуспевающий на черном рынке, — это ловкач, рвач. Может, одновременно он обманщик и жулик, может, даже и предатель в нем сидит. Комбинация очень неприятная, но она есть, она будет. Но вот черный рынок меняется на нормальный, и среди людей, которые за рынок в виде черного рынка, отсеются не способные вести настоящую нормальную торговлю на нормальном рынке, отсеются те, которых не устраивают маленькие прибыли, обязанность быть честными, ухаживать за покупателем. Так что даже для сторонников рынка, которые сейчас, можно сказать, под ударом находятся и вместе с тем в какой-то мере процветают, будущая жизнь совершенно не так уж ясна и розова. И если мы предложим им нормальный ход развития — кооперативы, частный рынок, частную собственность, в общем, развитие Общества Независимых, — то без разъяснений даже самых простых вопросов и доказательств нам не обойтись. Все области жизни должны быть рассмотрены прямо в лупу, в микроскоп, чтобы люди поняли, как дело должно идти, к чему мы должны прийти. И если мы хотим остаться народом, а не каким-то чудовищем, пугалом, если мы хотим быть нормальным народом, надо развивать определенные качества и взять определенное направление жизни.

* Александр Зиновьев — советский философ и логик. Эмигрировал в Германию в 1978 году. Свою писательскую деятельность начал с романа «Зияющие высоты».

Какой пестрый состав! Копни глубже: тюремщики, люди, которые ничего из себя не представляют, нечисть, нелюдь, способная мучить и находить в этом удовольствие, садисты, неполноценные людишки, которые очень хорошо себя чувствуют в виде этаких поработителей, угнетающих других людей. Их миллионы. Что с ними делать? Как к ним подойти? Что им предложить? Это большая проблема. Стукачей, по-видимому, восемь миллионов. Большинство из них пережили большие трагедии, насилие. Трагедии трагедиями, но они живут десятки лет, делали и делают свою работу. Как с ними быть? Я согласен, что вешать их не нужно, но вместе с тем и ходу им давать нельзя. Я уж не говорю о работниках КГБ, заплечных дел мастерах. Только их четыреста тысяч. Сравнительно с другими они как сыр в масле катаются, да и работа у них сейчас не день и ночь, как при Сталине. Под видом чиновников делают свое дело образованные люди. Затем вся эта свора министров, замминистров, начальников главков, конторских людей. Такое количество министерств никому не нужно. Способные люди, работавшие в них, смогут себя применить. Но ведь большинство ничего из себя не представляют, они не развивали в себе в течение шестидесяти лет полезных навыков. Поэтому они держатся за партийную линию, очковтирательство, ложь, обман, подхалимаж. Это все люди, которых могила только исправит. Конечно, толкать их туда никто не собирается.

Колоссальный вопрос — крестьянство. Крестьян уничтожили, им переломали хребет. Во всех странах наблюдается стремление уехать из деревни в город. У нас было восемьдесят процентов крестьян, теперь сорок процентов, поговаривают даже о тридцати процентах. Ну, будем считать, что еще сорок процентов крестьян, и когда будут условия нормальной земледельческой работы, часть народа пойдет обратно в деревню. Произойдет расщепление, разделение. Будут хорошие крепкие хозяйства, наподобие столыпинских хуторов; возможно, будут крупные землевладения, которые смогут образоваться сами: либо их организует талантливый человек, либо люди сумеют вместе собраться и какое-то товарищество устроить по совместной обработке земли и закупке зерна, по совместным машинам. В начале нэпа это уже начиналось, можно даже сказать — процветало. Вместе с тем будет группа людей, всякие там совхозные батраки, у которых вообще ничего нет. Им всем можно будет дать клочки земли. Но хватит прежнего! Должна быть ясность: надо уметь обрабатывать землю, количество которой огромно. И нужно будет помочь советом и другим, чтобы ни в коем случае не было опять крена в сторону социализма.

О рабочих и говорить нечего. Рабочий перестал быть рабочим. Ему надо научиться работать по-настоящему. Впрочем, может быть, здесь даже легче, меньше всяких волн. Тот, кто был рабочим, им и останется. Будут хорошие условия существования, хорошая зарплата — рабочий покажет, на что способен, что он может.
Затем огромное количество разрушительной интеллигенции. Что с ней делать? Новое поколение. Диссиденты. У многих развал души, развал всего, цепляются за все что угодно, ни совести, ни чести, никаких понятий. Лишь бы процветать, кое-как существовать.

По всем этим коренным вопросам должны быть сделаны выводы. В выводах тоже не надо миндальничать. К примеру, КГБ; рассмотри его с предельной ясностью. Ладно если ты чиновник, но если ты лиходей, садист, тогда с тобой и разговора быть не может. Будем прощать многих, но тех, кто не упивался кровью своих жертв...