Реальность этического контроля

В пользу людей доброй воли еще один очень сильный довод: наличие большого их числа. В двадцатом веке — колоссальный разлив зла, которое вышло из берегов и все захлестнуло. В этом сравнительно цивилизованном веке, в веке техники и науки, но надо подчеркнуть, и в веке массового безбожия, нашли себе место и в Советском Союзе, и в странах-сателлитах, и в Китае, Индокитае, Камбодже как страшнейшие коммунистические диктатуры, от которых волосы становятся дыбом, так и гитлеровские застенки. И надо признать, что количество зла столь громадно, что не может быть поставлено под сомнение. Неоспоримый факт — двадцатый век дал огромное количество злого материала и злых поступков. С точки зрения первого закона развития при таком громадном извержении зла в мире для его существования как огромного единства должно быть в его пределах доброе начало в том же, а если не в том же, то, во всяком случае, в громадном количестве. Но только это доброе начало еще аморфно, неопределенно; оно не знает, что ему делать, оно запуталось, у него нет руководящей идеи. И вот результат. Для того чтобы злое начало вошло в свои берега, чтобы оно количественно было поставлено под контроль доброго начала, нужен этический контроль, осуществляемый добрыми силами. Эти добрые силы есть, их нужно разбудить и вооружить идеями. Тогда вопрос станет именно в той плоскости, которую я предлагаю: создание нового общества — Общества Независимых — с сильным этическим контролем, который в каждой стране будут осуществлять лучшие люди. Как это сделать, вопрос другой. Это тема моей книги «Держава Созидателей».

__________

У «молчаливого большинства»* нет новых идей. В лучшем случае известные уже сто — сто пятьдесят лет либерализм и плюрализм с их ошибками, провалами, прорехами, изъянами. Нельзя отстаивать то, что требует значительных изменений. Надо что-то новое создать и предложить, более совершенное. Всякое предложение новой концепции следует приветствовать; она нужна больше, чем что бы то ни было. Надо устраивать конкурсы, изучать предложения, поощрять людей; можно оставить даже из десяти предложений два-три наиболее конкурирующих. Мнения могут разделиться, но нужно, чтобы была борьба за новое, а не топтанье на одном месте.

* На чье невыраженное оппозиционное мнение ссылаются СМИ.

___________

Мы не можем переделать государей, министров, президентов: их выбрали. И если даже подобрались плохие люди, мы не можем вмешиваться в выборную систему. У этического контроля одно только право: он может давать рекомендации. Но когда нарушаются законы конституции, законы духа, как я их называю, общие для всей данной системы, представители этического контроля в правительстве могут наложить вето. Таким образом, в противовес законам всего мира глупое решение автоматически будет остановлено. Для этого не нужно, чтобы в этическом контроле какие-то особые умники сидели. Единственное к ним требование: это должны быть порядочные, благородные люди, которых не подкупишь. Любая религия может дать таких людей. У нас будут благородные люди, неподкупные, смелые, отважные, которые могут пожертвовать своей жизнью. Каждая война родит таких людей, которые жертвуют собой, совершают геройские поступки. Здесь же особого героизма не требуется, надо быть просто порядочным человеком. Так что я считаю этический контроль вполне реальным.