Институт экспертов. Дума

На всех лекциях, все пять лет я все время говорю: «Сделайте у себя институт экспертов. Создайте центральное солидное международное учреждение, в котором вы будете разговаривать с людьми стоящими и из Советского Союза, и из Польши, и из Китая, и, может, еще откуда-нибудь, и с вашими людьми, которые смогут что-то предложить. Соберите туда хорошие головы, тобы они могли оценить, какие из предложений — ерунда и лишь повторяют уже сказанное, в каких что-то интересное есть, и решить — дать ли человеку возможность работать над предлагаемым им вопросом».

На Западе — полный упадок морали, скорей даже веры. Царит безответственность. Человек ничего не хочет делать. У него догмат добрых дел умер, догмат помощи ближнему (лучше сказать «правило», хотя в догмат добрых дел входит, конечно, помощь ближнему) умер, нет его. Со сколькими умными людьми я говорил и в Лионе, и в Париже! Вроде кивают головой: «Да, да. Верно, правильно. Надо сделать так». И вот я ушел, уехал — забыто все начисто. А может быть, тот, с кем я говорил, мог бы что-то сделать в пределах своего города. Нет у людей ответственности в отношении своей морали, своей души. Пообедал, потрепался, произвел хорошее впечатление на присутствующих, показал себя — и все, в этом вся жизнь. А вот пойти туда, где надо проявить свою волю, доказать что-то — нет. Ведь добрые дела всегда другому приносят добро, а тебе — в лучшем случае какой-то щелчок, а иной раз даже и несчастье. Добрые дела вместе с тем опасные дела. А если дело не опасное, так надо очень хорошо разобраться в нем — доброе ли оно. Может, оно доброе только для тебя самого, может, это ты свой бизнес называешь добрым делом. Так что добрые дела не в почете, их боятся.

Вокруг нашей ассоциации — хорошие люди. Одна прелестная француженка нам помогает. Ее супруг — видный инженер, вроде бы наших взглядов; понимает, что иначе все потеряет. Однако он уже решил, что левые победят и наш журнал не нужен. Вот и ворчит на свою жену, зачем она ходит к нам. Подписаться на журнал боится, потому что думает, что, когда придут левые, это может быть расценено плохо. Но это же насилие над самим собой! Только в кино показывать: вот как при распаде мира будут себя люди вести.

___________

Стоит отметить еще, что институт экспертов представляет собой право без Думы, этический контроль идей. Институт экспертов в том виде, как я его предлагаю, — это, собственно, что-то первичное, простейшее. Он необходим, потому что надо, в конце концов, чтобы у Запада имелась голова на плечах, а не какой-то мусорный ящик, куда всякие этикетки выбрасывают. Но в Обществе Независимых институт экспертов превращается в Думу, то есть в коллегию, где специалисты по разным областям рассматривают: одни — атеизм, другие — социальные вопросы, третьи — религию и так далее, обдумывают все значительные, а иногда и второстепенные произведения, выносят свое суждение по их поводу, выпускают свои толкования, дают свой ответ, свою критику. Все это совершенно не обязательно принимать автору той или иной вещи, но это производит на него определенное моральное и интеллектуальное действие. Если тебе докажут, что ты написал идиотскую вещь, то вряд ли ты будешь продолжать работать в этой области. Скорей всего, ты сам сменишь свои занятия, поймешь, что это не твоя область, и, может, пойдешь мылом торговать. Так можно очистить мир без всякого принуждения, без тюрем, просто показом того, что ты взялся не за свое дело. И наоборот, человеку, который подает большие надежды, оказывают помощь. Справедливая глубокая критика подскажет ему, как себя вести, и, может, он еще удвоит свои усилия.

Во всех отношениях Дума — реальная нужная вещь, без которой мир не может существовать. Совершенно напрасно гнездится в человеке понимание свободы как «делай что хочешь, говори что хочешь, что моей левой пятке хочется». Совсем нет. Путь к свободе через полусвободу. Мы должны стремиться к высокой свободе, а не к низкой. К низкой свободе стремиться нечего: иди в какие-нибудь джунгли и там будешь совершенно свободен. Только что-то желающих идти туда нет, а обязательно надо здесь, среди себе подобных все ломать.

_________

Как надо быть внимательным к словам Миттерана или Марше, и как невнимателен к ним Запад. И сколько он при этом упускает. Нет института экспертов, Нет настоящих специалистов.

Вот пример. Когда в Швеции социал-демократы, которые были сорок лет у власти, вдруг ее теряют, Миттеран говорит, что это случилось потому, что не задавили налогами мелкую буржуазию и мелкое крестьянство. Спасибо за откровение! Надо каждый раз Миттерана вспоминать. Вот что вы хотите сделать, господа социалисты, вот ваши искренние желания. Вы хотите уничтожить даже крестьян, вы хотите уничтожить мелких собственников, то есть прибрать всех к рукам. Так и скажите. Ваша вотчина, ваша власть — это власть над свободными людьми. Для этого вы и хотите лишить их средств к существованию. Это надо не упускать из виду, под каждым плакатом об этом писать.

Насчет вранья Марше о демократическом централизме*. Почему статьи Альтшулера и Элленштейна** печатались в «Монд», а не в «Юманите»? Этот факт убивает все, что Марше говорит о централизме и о том, что споры очень желательны, нужны. А упомянутые авторы не сопоставили заявление Марше об отказе его партии от демократического централизма с невозможностью напечатания их статей в коммунистическом органе. Отсюда опять важность наличия института экспертов и, во всяком случае, каких-то серьезных людей в серьезных журналах, способных принять дельную статью, отличив ее от мусора.

* Марше сделал официальное заявление, что его партия откажется от демократического централизма.
** Видные деятели Французской коммунистической партии, выступившие в то время против ряда ее положений.