«Церковь для бедных»

Священник из Сен-Илера — человек интересный. Он был преподавателем в Париже, руководил занятиями в семинарии, достаточно известен в Орлеане, но сменил свои преподавательские доспехи и стал кюре в небольшом сравнительно селении, где две тысячи человек всего, а заодно взвалил на свои плечи обязанности aumonier — тюремного священника.

Сам он из буржуазной семьи, но его жизнь теперь такова, что все время общается он с людьми бедными, выброшенными из жизни, с ворами. «Их доля и состояние, — сказал он, — стали очень для меня близкими и понятными». А потом мне рассказали, что он почти все свои деньги отдает на этих бедняков. Он утверждает, что многие из них зарабатывают даже меньше, чем гарантирует SMIG*. По выходе из тюрьмы им трудно устроиться на работу, и они снова начинают воровать. Поэтому нередко в тюрьме происходят самоубийства, чаще всего вешаются. Здесь ничего не поделаешь. Такая уж жизнь людей слабого или преступного уровня.

Я задал кюре несколько вопросов, дал ему мою статью «Спасти нашу веру»**. Он мне сказал: «Я, конечно, не прогрессист. Веру принимаю без всяких колебаний и катехизис — тоже без всяких искажений, но новости века требуют каких-то изменений. Мы не можем прежний катехизис совершенно точно передавать». — «Хорошо, — говорю, — но вы не искажаете образ Христа, образ Богоматери?» — «Нет, конечно, этого я не делаю. Но нет больше необходимости ставить ударение на догматах, которые нас отличали от протестантов. Теперь, поскольку острота прошла, мы можем сближаться с протестантами».

Он дал мне некоторые энциклики*** Иоанна XXIII и Павла VI и брошюру «А tous ceux qui souffrent et luttent pour la justice*****, написанную в семьдесят первом году пятнадцатью епископами третьего мира. Восемь из них из Бразилии, Колумбии и Океании. Программа епископов целиком пропитана борьбой между бедными, слаборазвитыми странами и богатыми странами, которые их эксплуатируют. Бедные и богатые. Бедных надо уравнивать с богатыми — к этому можно свести содержание брошюры епископов. «Добиться социального равенства», бороться против «великих мира сего», «французская революция дала хорошие плоды», «есть необходимость в революциях» (имеются в виду, конечно, социальные революции). Авторы подчеркивают, что есть революции, которые делаются в пользу богатых, но это не те революции, которые нужны. А вот социальные революции Церковь должна поддерживать. Есть революции против греха в пользу милостей и революции против эгоизма в пользу любви.

*SMIG — salaire minimum garanti (франц.) — минимальная гарантированная зарплата.
** D.Panine. Sauvegarder notre foi. — Le Choix, 1977. № 3—4.
*** Энциклика — окружное послание Папы Римского ко всем католикам по вопросам вероучения.
****«Всем, кто страдает и борется за справедливость» (франц.).

«Наша Церковь не хочет быть связанной с империализмом денег». А с империализмом красным, империализмом желтым, с империализмом Вьетнама и Камбоджи она должна быть связана? Почему об этом вы не пишете, епископы? Только потому, что вы принадлежите к этим государствам? Тогда это чисто политический документ. При чем тут епископы? Такую вещь могли написать не епископы, а работники компартии. Какое отношение имеют деньги и империализм к Церкви? Основные задачи Церкви — заботиться о преобладании духовности, защищать духовные ценности, сеять благородные нравы, высокую мораль, честность, благородство. Церковь должна научить людей вере, сохранять верность догматам, требовать морального поведения от своей паствы и обличать страшные вещи века, в нашем веке — марксизм, безбожие, нацизм, расовое истребление людей, терроризм. Вовсе не значит, что она должна вмешиваться в синдикалистскую борьбу и устраивать забастовки. Совершенно не нужно Церкви превращаться в какое-то дополнение к профсоюзам и политическим партиям. Это чушь. Это искажение занятий Церкви. Это нужно марксизму, чтобы взорвать Церковь изнутри. Епископы говорят, что Церковь была связана путами с империализмом денег и теперь ей надо их развязать. Думаю, что это вранье. Церковь находится в мире, она обслуживает как бедных, так и богатых. Еще вопрос, дают ли богатые ей больше денег, чем бедные, потому что бедных много, а богатых мало и бедные часто бывают более милостивыми, более щедрыми. Утверждения епископов надо еще доказать с помощью статистики. Ничего в документе не доказано, чистая агитация.

«Церковь всегда отбрасывала старые системы. Она отбросила Римскую империю, потом феодализм, теперь капитализм отбрасывает». О том, чтоб отбросить социализм, который Церковь задушит, они не говорят. Какие-то лжецы.

«Нужно сотрудничать с лучшим строем, более приспособленным». Где этот лучший строй? Ведь надо раньше доказать, что он лучший. Неужели строй, который уничтожил двести миллионов человек, лучший? Чем он лучший? Он более милосердный? Неужели власть денег хуже власти над человеком, над его жизнью, когда он теряет всякую способность к свободе, к передвижению, к выражению своего достоинства? Неужели гроши, ради которых все это делается, оплачиваются ценой жизни? Только безумцы такие вещи могут писать или лакеи марксистской системы.

«Епископы, священники должны быть верны народу. Если народу тяжело, они должны с ним остаться, никуда не уезжать, если случилось несчастье». Верно, но это не является общим правилом. Если происходит уничтожение священников, епископов, кому-то, может быть, нужно уехать, чтобы мобилизовать внешние силы, но остальным надо в подполье уйти, а не оставаться, как рябчики, на виду. Верно, что покидать народ не надо, но надо с ним вместе вести борьбу с новым режимом, а не ему служить и подводить народ. Этот вопрос — самый больной, но епископы его не затрагивают. Господа, которые подписали этот документ, — первые холуи именно коммунистических террористических режимов.

Красной нитью проходит: «Отдай, падло, богатство! Раздели его, уравняй!» Вот что их трогает больше всего. Они написали партийный цитатник, только приводят цитаты не из Маркса, не из Ленина, а из Евангелия, из Священного Писания. Им важно схватить чужие деньги, иметь их в своем распоряжении, а то, что из них ничего не достанется беднякам, — так уж на этом все построено. Господи! Кстати, господа из Лаоса, Китая, Югославии, Алжира, подписавшие этот документ, уж во всяком случае знают, что бедняки от этого не выигрывают, а выигрывают партийные бонзы, захватывающие власть в свои руки. Бедные, судьба бедных, нужны им, только чтобы захватить власть. Если среди этих слепцов есть хоть один честный человек, который заблудился, то надо прямо сказать, что он — осел и ничего не понял ни в истории, ни в природе режимов этих стран; его просто в ловушку поймали.

«Христианство солидарно с теми, кто строит более справедливое общество». Опять чисто марксистское жало. Если вы построили более справедливое общество, то настоящая христианская Церковь не будет вас изобличать, не будет против вас бороться, мобилизовать против вас верующих. Если вы без террора, обмана, безбожия, совращения людей достигнете более высокого общества, исполать вам. Зачем Церкви действовать против такого общества? Она согласится с ним и даже будет помогать людям напутствием и говорить: «Да, действительно, эти люди хотят добра, они ничего плохого не делают, они никого не убивают. Поддерживайте, пожалуйста, их». Если имеется в виду другое, социализм и коммунизм и вся отвратительная мышеловка, в которую загоняют людей, если Церковь такому режиму помогает, то это не Церковь, а служители диавола, которые забрались в Церковь и под видом церковных служителей подводят и предают свою паству.«Церковь должна радоваться появлению лучшей социальной системы, близкой к методам христианства». Прекрасно, если мы действительно достигнем такого общества. Предлагаемое мною Общество Независимых представляет собой и более справедливое общество, и дорогу к Царствию Божию на земле, и никого оно не калечит и не убивает, сохраняет законы, мобилизует людей, их благородство, соединяет людей благородного духа. Церковь может рекомендовать и мою «Политэкономию на энергетической основе», и «Общество Независимых», поскольку оно не требует нарушения свободы, террора, а достигается путем мирной экономической борьбы и подымает уровень благосостояния. При этом оно ставит трудные задачи перед самой Церковью, потому что, если люди становятся очень богатыми и жизнь повышается, у них появляется стремление к каким-то диавольским проказам. Христианская Церковь как раз должна поддержать такое общество или другое, еще более совершенное, если завтра, скажем, в Перу кто-нибудь его придумает. Только Церковь не должна играть роль партийной, революционной, коммунистической, террористической организации, не должна быть ни профсоюзом, ни партией, ни заговорщическим центром, ни хранилищем оружия. Она должна мудро, справедливо оценивать действия всяких партий, осуждать и шельмовать все античеловеческое, то есть все антихристианское, антибожественное, и поддерживать все хорошее. Вот ее назначение.

Чтобы уж совсем не заподозрили епископов в том, что они агенты-коммунисты, они сказали так: «нечеловеческий феодализм, капитализм, империализм и тоталитарные режимы с атеизмом...» Слово «коммунизм» они не употребили. Но поскольку неудобно было не упомянуть ни разу во всей этой брошюре коммунистические режимы, они о них сказали в этой нежной форме.

Один из епископов говорит, что продавать труд не нужно; это — рабство. Труд — часть самого человека. Если человек продает труд, он продает самого себя и превращается при этом в раба. Но это ведь из «Капитала» Карла Маркса!

И опять: «Бедные должны полагаться на свои силы, а не на богатых». Богатые и бедные вроде как какие-то акулы и рыбы, которых они пожирают. Они совершенно несоединимы, исключительно враждебны. Хотя епископы реверанс делают, что им не нужна классовая борьба, но фраза о том, что богатые и бедные непримиримы, что богатые сосут кровь у бедных, целиком отражает классовую борьбу. Епископы, ставшие вдруг марксистами, — враги рабочего класса, враги человеческого общества. До чего же докатились священнослужители, вот как католическая Церковь обветшала! Снова тащат они марксистские тезисы. Прямо из Маркса, адрес не надо указывать: «Бедные должны соединяться с бедными, потому что богатые уже соединились, они производят эксплуатацию, а третьему миру необходимо освободиться от эксплуатации. Необходимо, чтобы религия не была опиумом для народа». И далее: «Церковь призывает, чтобы богатые сами делились [своим богатством. — И. Я.]». Что значит «делиться»? Надо же арифметику знать. Если начать делиться, то по нескольку песет, по нескольку франков выйдет на человека. Ты разделишь, и твои заводы надо тогда закрывать. Вся эта демагогия нужна для того, чтобы ограбить богатых, взять деньги и власть в свои руки. А потом беднякам покажут кузькину мать, как это было во всех странах, где марксистский режим утвердился. «Власть должна насильно отбирать у богатых и разделять [их богатство. — И. П.] с бедными». Насчет «отбирать у богатых» — это мы знаем; коммунисты только этим и занимаются. А вот насчет «разделять с бедными» — это для бедняков пока сказано. А дальше, когда коммунистическая власть действительно возьмет все в свои руки, ясно, что бедняки, кроме кабалы, ничего не получат.

«Церковь для бедных» представляет собой проникновение в Церковь марксизма, признание того, что марксизм все-таки прав. Но ведь и бедные и богатые — сыны Божий. Христос не выбирал бедных и богатых. Матфей, быть может, был богатым, ведь он был сборщик податей, а сборщики наживали всегда себе большие богатства. Но Христос его выбрал. Все остальные евангелисты тоже не были бедными. Все они были рыбаки, а рыбак — хозяин своего дела; у него лодка, снасти. Христос выбирал людей труда, людей энергии, людей умных, рассудительных, стойких, а из какого они были сословия, совершенно не имело для Него значения. К Нему и богатые люди приходили. Помните, Он ведь не отогнал богатого юношу, который к Нему пришел, а сказал ему: пожалуйста, приходи ко мне, но так, чтоб над тобой не довлели богатства твоего отца; отвяжись от них. Приходи ко мне, чтобы быть моим настоящим учеником.
К сожалению, епископы в своем послании используют и цитаты из Павла VI, который ратует за то, «чтобы не было эксплуатации» (само слово целиком определяет марксистскую тенденцию). Павел VI, оказывается, прямо говорит: «Надо производить экспроприацию, спекуляция унизительна, с ней надо покончить». Что значит спекуляция? Нормальная торговля, которую надо отдать в руки государства? Ясно, что будет дальше. В энциклике «Populorum progressio»* Павел VI считает, что «те, кого эксплуатируют, должны соединиться для защиты justice», то есть правоты, справедливости. Следовательно, они должны вести остервенелую борьбу с теми, кто, по их мнению, их эксплуатирует. Из цитат можно устроить любое сочинение, объяснить все что угодно, если их вырвать из контекста. И епископы договариваются до того, что должно быть создано международное государство из всех стран, которое произведет экспроприацию и перераспределение богатства. Затем тотчас они сделают вывод, что все иностранные фирмы, конечно, надо национализировать. Вот на какую приманку проповедники «Теологии освобождения»** ловят бедные народы третьего мира. Одним словом, коммунистическая программа вколачивается в головы малоразвитых стран, малоразвитых людей.

Дальше говорится о необходимости профсоюзов. Папа Лев XIII в «Rerum novarum»***, первой современной энциклике социальной мысли, говорил о профсоюзах, но только о профсоюзах христианских, неполитических, которые действительно преследуют экономические цели, необходимые для рабочих. Эти христианские профсоюзы были вроде наших зубатовских профсоюзов. Лев XIII считал, что профсоюзы надо создавать для защиты бедных, и советовал рабочим объединяться для совершенно необходимой борьбы с оголтелыми предпринимателями. Епископы же под профсоюзами имеют в виду коммунистические профсоюзы типа CGT: разрушай частные предприятия и забирай все в свои руки! Но, конечно, припев следующий: богатые ведут войну с бедными, потому бедным надо объединяться, и тому подобное. Ясно видна коммунистическая кухня, на которой все это было приготовлено.

* Прогресс народов (лат.).
** Теологическое и пасторальное движение, известное под именем «Теологии освобождения», началось в 1968 году сначала в странах Латинской Америки, а затем распространилось в другие регионы третьего мира и в определенные круги промышленно развитых стран. Папа Павел VI одобрил «Инструкцию» 1984 года кардинала Ратцингера, направленную против «Теологии освобождения», но ex cathedra (с Папского престола) не осудил это течение.
*** О новых вещах (лат.).

В третьем мире мы возвращаемся как бы к истоку девятнадцатого века, к тому времени, когда марксизм родился. В начале девятнадцатого века его постулаты справедливо принимали за чистую монету. Сейчас накопился слишком большой опыт дачи марксистских обещаний, и ясно, какой страшный вред они приносят людям.

В третьем мире я не был. На Ближнем Востоке был лишь в Израиле, который к третьему миру не относится. Но что мне даст нового, если я поеду в Южную Америку и увижу огромное имение, а рядом крохотные участки? Я не скажу жителям: «Идите по пути марксизма, хватайте, грабьте, делите», потому что мы уже знаем, к чему это приводит. Ведь если так должно бы быть, тогда и Христос, и Апостолы Павел и Петр, и остальные апостолы боролись бы прежде всего за уничтожение рабовладения. Но Апостол Петр и другие апостолы говорили так: «Рабы, подчиняйтесь своим господам, служите им по-хорошему, а не из-под палки». Если есть неравенство (а оно всегда будет), несправедливости, то людям следует помогать путем исправления их нравов и методов их борьбы. Надо создать большое количество людей доброй воли. Это задача Церкви.

Когда начался капитализм и капиталисты действительно почувствовали полную власть, с господством дворянства было покончено или, во всяком случае, дворянство было очень ослаблено. Когда капиталисты начали действительно производить дикую, жестокую эксплуатацию и позже, когда были еще остатки отношений капиталистов и рабочих того времени, Церкви надо было вмешаться, вести войну, скажем, с чартизмом. Но Церковь не обличала, не спрашивала с амвона, почему патрон заставляет чуть не по восемнадцать часов работать людей, почему женщины и дети работают ночью. Если люди устроили хорошее объединение, организовали забастовку, не ломают машин, а все у них чинно, благородно, Церковь должна их поддерживать. Но если начинается уничтожение и избиение людей, то Церковь должна вмешаться, осудить эти действия. Такая Церковь прекрасна, и она была нужна всегда. В Средние века Папа осуждал действия королей, рыцарей, вельмож, и надо было так продолжать и во времена капитализма.

Можно сделать общий вывод для католической Церкви: какой Папа, такие и священники. Был бы сильный Папа, и этоткюре был бы замечательный, повторял бы точно, что требовал Папа для Настоящей Церкви. Поскольку Папа туда-сюда, то и у священника, хорошего священника, может даже замечательного по сравнению с другими, тоже какие-то отклонения.

Об интерпретации евангельских текстов епископы говорят следующее: «Евангелие есть фермент мутаций в Церкви и вне ее». Это, вероятно, взято у Павла VI, он же взял у своих учителей*. Это самая страшная вещь, которая, конечно, нарушает догмат Церкви о Петре-камне. Раз мутация, значит, изменение. Этим мутациям надо бы предел показать. А если ты как Папа мутации хочешь проводить, проводи их ex cathedra, то есть обоснуй и докажи.

Я стал говорить священнику, что Церковь должна быть крепкой. Сказано «камень», и нельзя меняться, нельзя от Церкви требовать какого-то разнообразия. Раз «камень», у Церкви должна быть твердость, руководство должно быть твердым, а не «делай что хочешь». Он говорит: «Да, так-то так, но в этом месте Евангелия слова Христа: ты неводом будешь рыбачить, то есть как бы ловить людские души». Во-первых, это сказано совсем в другом месте и при других обстоятельствах, и одно никогда не надо накладывать на другое. Сказанное о Петре-камне** представляет собой основное требование к Петру и к его преемникам, основное требование к Церкви. «Я сделаю вас ловцами человеков»*** относится, безусловно, не к одному Петру, но ко всем апостолам, ко всем ученикам апостольским. Семьдесят учеников, кажется, Христос направил проповедовать слово Божие и действительно уловлять людей. Это совсем другое дело. Ловить надо уметь, надо быть гибким, и уловление вовсе не дело Папы, преемника Петра. Уметь улавливать души должны миссионеры, первосвященники, которые должны быть тверды в догматах, в вероучении и не делать никаких скидок своей пастве.

*Д. Панин имеет в виду главным образом влияние французского религиозного философа неотомистской ориентации Жака Маритена (1882—1973)
** Мф 16, 18.
*** Мф 4, 19.

Далее кюре сказал следующее: «Я, конечно, не марксист. Марксизм — это безбожие. Но не могу поддерживать богатых, потому что они создают сейчас фундамент для марксизма». Он сослался на Южную Америку, где богатейшие земельные собственники, а у других вообще ничего нет. «Такое положение приводит к торжеству марксизма». Верно. Со всеми безобразиями века с точки зрения Евангелия должна вестись борьба. Все злоупотребления, имущественные и другие, должны быть осуждены Церковью; как она судила раньше, так должна судить и теперь. Но из того, что они существуют, не следует, что надо самим становиться марксистами. Марксизм надо разоблачать, вскрывать его истинное лицо и настоятельно требовать от Церкви, чтобы была предоставлена возможность людям предлагать и защищать более совершенное общество. Если рядовые священники испытывают нужду в более совершенном обществе, почему же католическая Церковь не бросает зов о создании положительного общества, почему этим занимаются только папы, обнародуя всего по нескольку энциклик за столетие? Я как раз все время толкую о насущной необходимости более совершенного общества. Из данного разговора я получил подтверждение, что мое Общество Независимых или другое общество, которое еще лучше, жизненно необходимо.

Все мы говорим, что Запад погряз в материализме. Церковь должна вмешиваться во всех случаях, когда материальная сторона жизни перехлестнула и происходят страшные несчастия или когда сама материальная жизнь начинает губительно влиять на духовную сторону жизни. Но не дело Церкви обслуживать людей в вопросе повышения минимальной заработной платы, заботиться, чтобы у кого-нибудь вместо двух автомашин стало три, а кроме холодильника, появилась бы и стиральная машина. Это дело профсоюзов, самих людей, а Церковь должна только сеять нравственность, мораль, иметь правильный взгляд на вещи, на жизнь.

Я прочел об этих епископах, с позволения сказать, и вижу, что их усилия направлены на то, чтобы Церковь погрязла в материальных вопросах. Грубейшей ошибкой Церкви было бы пойти на поводу у них. Сбудется тогда предсказание Достоевского о том, что социалисты и католики объединятся. Только ради чего? Социалисты — для того, чтобы руками католиков уничтожить Церковь, а католики вроде для того, чтобы поднять уровень жизни. Но он и без Церкви поднимается. Во Франции уровень жизни увеличился за двадцать пять лет в два с половиной — три раза. В Средние века уровень жизни был, наверное, в десять и десять раз ниже, чем сейчас, но материальные вопросы не занимали умы ни людей, ни Церкви. Управляла людьми духовность, и эта огромная духовность создала колоссальный запас духовных сил, сделавший возможным расцвет христианства, расцвет мысли и нравов. А сейчас идет, наоборот, удушение христианского мира, высоких идей, высоких стремлений.

Основная задача Церкви — борьба с безбожием и марксизмом как опорой безбожия в нашем веке. На это должны быть обращены ее силы, это должен быть ее вклад в наш век. Как только Церковь погружается в материальные заботы, она погружается в марксизм и не может уже бороться против него по-настоящему. У нее уже нет логических оснований для этой борьбы. Марксисты поставили страшную ловушку для Церкви, и, к сожалению, Церковь в эту ловушку попала. И Папа Павел VI — пример, образчик того, как даже высокие люди Церкви могли не избежать этой ловушки. Что ж тогда требовать от маленького человека, когда опять первородство променяли на чечевичную похлебку? Вместо того чтобы вести борьбу с безбожием, с марксизмом, со всякими искажениями, с ересями, в частности с искажением догматов, Церковь пошла на уступки, проявила слабоумие, растворилась в материальных вопросах, послушалась гнилых философов. Вот она, чечевичная похлебка! А что Церковь приобрела? Развал, слабость, внутреннее нарушение догматов, нарушение строения Церкви, ее крепости, ее силы. Разрушены монашеские ордены, и совершенно не ясно, что же выиграла Церковь, что она имеет, во что она превратилась. Церковь должна вести идейную борьбу в области духа, борьбу за души людей, за их моральную крепость, а вовсе не руководить профсоюзами. Все сказано было уже Львом XIII, ничего изобретать и придумывать не приходится. Создавайте христианские профсоюзы, говорил он, боритесь с нехорошими предпринимателями за свои экономические интересы, за свое достоинство, но ни в коем случае не превращайте эту борьбу в политическую игру, не превращайтесь в рабов партии, отстаивайте только совершенно необходимые вопросы, в которых вы ущемлены. Недопустимы низкие заработки. В этом вы уверены и решаетесь на борьбу. Но если вы начинаете эту борьбу превращать в политические комбинации, вы отходите от задач Церкви, ваши профсоюзы становятся красными.