Две энциклики Папы Павла VI

На энциклику Павла VI «Populorum progression» ссылаются несколько раз пятнадцать епископов и пытаются изобразить ее как источник их вдохновения. Я выбрал все их ссылки и должен сказать, что, к счастью для Римского престола, Павел VI оказался достаточно осторожным. Однако есть места, которые на руку левым партиям. «La terre est donnee a tout le monde et pas seule-ment aux riches»*. Верно, конечно, но фраза стандартная, из тех фраз, которые употребляют епископы. И не дело Папы заниматься экономическими вопросами. Апостолы ими не занимались, «.. jamais plus de guerre, a bas les armes»**. Рано так заявлять, когда треть человечества под ярмом поработителей и коммунистические системы наметили порабощение всех остальных народов. И это тоже не дело Папы.

В своем восемьдесят первом послании Павел VI пишет о том, что реформы должны производиться в духе евангельских истин: «Des changements sont necessaires, des reformes profondes indis-pensables. lis doivent s'employer resolument a leur insuffler l'esprit evangelique***. Такие утопические фразы не следовало бы Римскому Папе бросать в мир. Кликнуть клич такой для католиков, к тому же католиков южноамериканских, равносильно развязыванию герильи и террора. Такой сигнал в помощь террористам и на руку епископам, говорящим в параграфе семьдесят восьмом об общенародном государстве, которое должно начать равнять, выравнивать, отбирать блага, делить их. И получается, что Папа Павел VI в значительной мере ответственен за беспорядки, которые происходят в южноамериканских странах.

* Земля дана всем, а не только богатым (франц.).
** Пусть никогда больше не будет войны, долой оружие (франц.).
*** Изменения необходимы, глубокие реформы неизбежны. Их следует решительно исполнять, чтобы вдохнуть в них евангельский дух (франц.).

__________

Энциклику Павла VI «Hummanae vitae» я прочел во французском переводе, где она была названа «За человечное общество». В ней дается право свободы человеку, христианину, католику. Беда Павла VI, что он стал рабом гуманизма. Ему кажется, что человек — вершитель всех дел. Творцов на всем земном шаре очень немного. На самом деле человек — пешка, которая находится в руках всяких организаций, объединений, мафий. Церковь обязана быть пастырем, пастухом стада людского и не имеет права снимать с себя этой обязанности. А через всю эту энциклику проходит мысль, что Церковь дает право решать вопросы самим католикам: руководствуйтесь учением Церкви и ее социальным учением. Но нельзя рассчитывать на энциклики столетней давности. Католики, которые занимаются в Южной Америке терроризмом, а в Африке террором, по-своему преломили эту социальную энциклику Церкви. Рядовой человек не умеет сам руководствоваться догматами. Это трудно, это задача Церкви. А если поставить вопрос, как его поставил Павел VI, то Церковь не нужна. Есть Евангелие, и рубай по этому Евангелию. Но это уже протестантизм. Капитализм по протестантской дорожке пошел, и получилось, что работали в шахтах дети и женщины. Вот как был решен социальный вопрос.

Павел VI говорит о социальном учении Церкви, следовательно, оно существует. Но, по сути дела, вместо социальной энциклики Церкви существуют лишь христианские профсоюзы и право на забастовки. Не надо забывать, что Церковь должна способствовать завоеванию Царства Божия на земле. Павел VI говорит, что Церкви трудно дать заключение, которое имело бы «всемирное значение»: «Telle n'est pas notre ambition ni meme n'est pas notre mission»*. Раз это не задача Церкви, получается, что каждый человек в своей стране должен действовать по-своему. Это приводит к развалу и Церкви, и католичества, и веры. Павел VI этой энцикликой, в сущности говоря, толкает людей на выбор пути, который им может показаться правильным. Перед ними открытая дорога к совершенно недозволенным средствам и ненужным целям.

Задача Римской Церкви — охранять догматы, вероучение, преподавать правильно катехизис, насаждать вечную мораль, воспитывать юношество, детей и руководить католиками в течение всей их жизни. Об огромной задаче Церкви, подготовке благородного строя души, Павел VI не говорит. А это самое главное. Без благородного строя души Царствие Божие на земле никогда не будет достигнуто.

В энциклике сказано, что «1а question sociale est devenue mon-diale»**. Если социальный вопрос стал мировым, то Церковь должна засучив рукава им заниматься. Во всяком случае, она должна требовать от католиков новых предложений. Павел VI говорит, что Церковь поддерживает людей в их усилии взять в
руки свое будущее. Для этой цели надо бы Церкви готовить людей доброй воли, которые должны иметь направление, план, действовать в ее силовом поле. Но такой огромный вопрос, как подготовка людей доброй воли, совершенно опущен Церковью. Церковь по мере сил и возможностей должна давать общие, принципиальные указания людям в их стремлении к лучшему обществу. Это не значит, что она должна заниматься преобразованием общества. Церковь должна быть скалой, камнем, иметь свои постоянные задачи. Но в наше время социальные вопросы перерастают вопрос бедности и богатства и превращаются в сатанинский инструмент в руках диаволистов. Церкви приходится следовать за развитием жизни, и в силу ее усложнения она вынуждена сегодня накладывать на верующих новые обязанности.

* Не это наше устремление, и это даже не наша миссия (франц.).
** Социальный вопрос стал мировым (франц.).

В энциклике правильно затронут вопрос урбанизма. В ней сказано, как он искажает жизнь людей, дает большие возможности для развития преступлений, наркомании, сексуальных извращений. Анонимные коробки в городах — страшная вещь, для Церкви — вещь новая. Города были всегда, но с малоэтажными домами и не внушали ужас, как сейчас. Основной фактор, который создает урбанизм, — массовое, безудержное, безумное увеличение человечества. Правильно оценивает Папа роль демографического роста, особенно в молодых странах. Поскольку он касается здесь вопроса расы, видимо, надо было высказаться более определенно о демографическом взрыве. Аборты невозможны, это — убийство. Противозачаточные средства тоже осуждаются Церковью, хоть не совсем понятно почему. Может, потому, что пилюли приводят к каким-то перерождениям. Ускорить бы научный поиск в этой области! В энциклике надо было либо не касаться вопроса демографического взрыва, либо более ясно сказать свое мнение о нем, о том, какие меры в отношении него Церковь полагает правильными, какие осуждает. Прятаться от этого взрыва невозможно: люди начнут есть друг друга. Сказать просто, что урбанизм плох и надо его улучшать, — это ровным счетом ничего не сказать.

Далее в энциклике прямо из марксистского арсенала: богатые должны делиться с бедными, свое добро давать другим. Благотворительностью называется проявление у любого человека движения души, доброго чувства, побуждающих его делиться своим имуществом. Христианство настаивает на благотворительности, марксизм — на грабеже. В этой энциклике человека обязывают делиться. Но это не христианский подход. Когда человека надо принудить, а если он не подчиняется, заставить — это уже идет по линии марксистских штучек.

Все время в энциклике под влиянием марксизма говорится, что с одной стороны — богатство, с другой стороны — бедность. Проблема не в этом. В Обществе Независимых можно всех сделать богатыми, поднять настолько материальный уровень, что бедность будет желательна. Люди будут бежать от богатства, уходить в бедность. Проблема не в том, чтобы из бедняков сделать богатых, а в том, как душу сохранить при богатстве.

Рядовой человек, на которого со всех сторон обрушиваются потоки лживой информации, должен сам в этой сумятице выбрать из могучего арсенала Церкви то, что ему кажется правильным. А если он будет не из арсенала Церкви выбирать, а из того, что ему подсказывают террористы и всякие марксисты? Так оно сплошь и рядом происходит.

В энциклике дается такая рекомендация: каждый христианин сам должен знать предел, уровень, на котором он может следовать за социалистами. Подчеркивается, что социалисты — безбожники. Но пределы следует обозначить Церкви! Она должна указать, до какого предела можно иметь дело с социалистами, которые не являются разрушителями (если есть такие социалисты).

В октябре 1976 года Павел VI прямо сказал перед тридцатью тысячами паломников, что марксизм — это безбожное учение, которое противоречит христианству. В рассматриваемой энциклике такого категорического указания, к сожалению, нет. Церковь разрешает сотрудничество с марксистами, но с некоторой осторожностью. Как можно сотрудничать и при этом проявлять какую-то осторожность?

Если пишется социальная энциклика, то она должна уточнять, как каждому христианину себя вести. Тогда она выполнит свою задачу. Например, в энциклике сказано, что забастовки привели к образованию католических профсоюзов. В начале их деятельности в них было много рабочих, но потом они были разрушены коммунистическими профсоюзами и теперь почти не существуют. И надо было сказать в энциклике, почему их разрушили, а не советовать: делай сам, что хочешь. Папа, конечно, говорит, что политические цели не должны преобладать над экономическими, что профсоюзы, которые занимаются политическими целями, нежелательны, что они не выполняют своих задач. Но, к сожалению, об этом вскользь, а надо было противопоставить современные профсоюзы, особенно такой коммунистический профсоюз, как CGT, христианским, католическим профсоюзам.

Путано подходит Павел VI к вопросу о месте женщины в обществе. С одной стороны, он прямо заявил, что дискриминация недопустима, а с другой стороны, делает оговорку: мы не имеем в виду неравенство естественное, которое существует, создает хорошую семью, хорошее потомство и так далее. Если верно, что в семье у каждого особые цели и задачи, то и права от этого особые, и это не дискриминация. Не надо путать карты. Дело Церкви — защищать семью, детей, юношей, давать им хорошее воспитание, и Церковь должна противодействовать всему, что этому мешает. Конечно, если незамужняя женщина, не желающая иметь детей, выполняет мужскую работу, а ей дают гораздо меньшую зарплату, чем полагается, — это дискриминация. Но этот вопрос входит в компетенцию государства и зависит от его законодательства. И вовсе не задача Церкви считать, что, если женщина не имеет права голосовать на выборах, — это дискриминация. Две тысячи лет никаких прав у женщин не было, и общество существовало, и совсем неплохо. А вот когда женщине дали право участия в выборах, начался развал. Ни слова в энциклике об источнике страшнейшей дискриминации — Советском Союзе и всем социалистическом лагере.

Главное в этой энциклике, что личность человека — начало и конечная цель всех установлений, всех институтов земных. Но человек ведь не Бог. Бог — Творец, человек — творение. На Втором Ватиканском Соборе была принята совершенно потрясающая формула: человеческая личность есть и должна быть началом, субъектом и концом всех установлений. Но цель христианина — спасти свою душу и обрести Царствие Божие на земле. Об этом надо бы говорить! Все установления тогда хороши, когда преследуют эту главную цель. Как же ее можно было подменить какими-то материальными целями? Неверная формула обусловила и неверную линию всей энциклики. Получается, что Церковь должна помогать всем гражданским институтам, созданным на благо. Что значит «на благо»? Кто-то должен учитывать благо. Коммунисты и анархисты тоже считают, что они существуют на благо. Церковь имеет свое благо, высшее благо, которое ей дано самим Богом. Совершенно недопустимо отказываться от этого блага, отпрыгивать куда-то в сторону. «Les Chretiens s'engagent dans la construction d'une cite humaine pacifique, juste et fraternelle qui soit un front agreable a Dieu»*. Тогда надо искать такие общества, как предлагает Панин, разрабатывать их, вводить новые детали. Это огромное дело — предложить общество. Главную идею может один человек предложить, но дальше требуется сотрудничество большого числа людей. Но в энциклике об этом сказано в необязательной форме, в виде пожелания.

Папа говорит о поиске более совершенного демократического (он это подчеркивает) общества. Этот поиск требует от Церкви поощрения, помощи людям, ведущим поиск нового общества. Отношение к этому вопросу Церкви должно служить для них образцом. Если ты что-нибудь пишешь, то это должно выражаться вещно, должно быть проверено в вещах. Папа написал, что поиск открыт. Христиане должны участвовать в создании нового общества. Но в таком случае скажи, например, что при таком-то институте в Риме Церковь создала отдел для собирания предложений, что такой-то институт, такой-то орден их собирает. А иначе это просто сотрясение воздуха.

Павел VI говорит, что социальное учение Церкви сопровождает людей в их поисках. Что под этим подразумевать? В этой энциклике об этом слишком неопределенно. Церковь должна говорить «да-нет»**, выполняя завет Христа, и не давать запутанных рекомендаций как в отношении марксизма, так и социализма. Либеральное общество, в котором мы живем, нельзя подвести под то же самое «да-нет». Здесь надо сказать другие «да» и «нет», показать, что это общество ломать не нужно, что его можно развивать. А данная энциклика развязывает католику руки: по сути дела, поступай как хочешь, только соображай сам. Один сообразит в духе Церкви, другой сообразит, что надо бомбы бросать.

* Христиане обязуются построить мирный, справедливый и братский человечный город, который будет приятен Богу (франц.).
** «...да будет слово ваше: "да-да", "нет-нет"» — Мф 5, 37.

Папа говорит о двух задачах Церкви: просветить ум людской, чтобы люди могли разобраться в различных доктринах и выбрать наилучшую из них; ввести в действие и распространить энергию Евангелия. В силу громадного усложнения жизни и распространения всевозможных лжеучений, которые губят человеческую жизнь, приняв во внимание предложения будущего общества, надо иметь о нем свое, очень прочное, принципиальное представление, которому по указанию Церкви католики будут следовать. Иначе будет клуб розысков, поисков, где каждый может быть прав, где можно спорить, не соглашаться. Учение Церкви уходит на задний план. О нем и говорится между прочим, как о его обязательном соответствии Евангелию. Но Церковь для этого и существует, чтобы учить, как соответствовать Евангелию. Если все так просто, то и Церковь не нужна. И будет царство каких-то сектантов, которым кажется, что они всё понимают, хоть на самом деле ничего не смыслят, вырывая отдельный кусок из Евангелия и основывая на нем свои действия.

«Мы обращаемся ко всем христианам с призывом к действию». В чем действие? В поиске? Но поиск — дело не рядового человека. Всякую самую примитивную машинку делает какой-то инженер, какой-то творец. Как же можно разрешить создавать общество каким-то мальчуганам, девочкам, дилетантам? Вместо этой энциклики следовало бы обратиться к людям так: перед человечеством расставлены ловушки, мы заблуждаемся, находимся в тенетах; надо, чтобы лучшие умы человечества думали над тем, как устроить дальнейшую жизнь и как выйти из тупика. А у Павла VI получается, что вроде это должны сделать любые люди.

Я не затрагиваю правильных положений, а лишь те вопросы, которые заслуживают критической оценки. Осуждение идеологии марксизма с его материалистическим атеизмом не вызывает у меня возражений. Но одновременно Павел VI обрушивается на идеологию либерализма. Конечно, идеология либерализма весьма и весьма требует критики, но неверно ставить на одну доску людоедство и ошибочное, но человеческое общество. Этот упрек можно сделать и Солженицыну.

Энциклика написана человеком, далеким от жизни, который не знает, что такое творчество, что означает создать хотя бы какое-то маленькое дело, я уж не говорю — какую-нибудь машину. Даже организационные принципы ему непонятны. Ему кажется, что все очень просто, что человек все может. Сердцевина этой энциклики ошибочна. Церковь исчезает куда-то, дает только благословение, а в сущности говоря, благословляет плюрализм. Церковь не осуждает ни коммунизма, ни тоталитаризма, ни террора. Коммунистический строй, называемый, конечно, не коммунистическим, а тоталитарным, марксистским, она приравнивает к либеральному. А главное — католики остаются без направления. Ищите и обрящете. Церковь будет только ваши нравы соблюдать. Как можно нравы соблюдать, когда энциклика говорит, что нельзя дать никаких общих положений и люди должны сами искать? Безумие дать такую энциклику, когда все бурлит, кипит, создаются новые страны, всюду мятежи и больше чем в половине стран диктатура, террор. Простые люди насаждают то, что господствует, то, что mass media им прут. Получается, что им, в сущности, предлагается насаждать господствующие нравы. Ведь то, что Церковь говорит, почти не слышно. Ее крик доходит в последнюю очередь до христианина. Если он даже ходит на мессу, к обедне, то разве там говорят о том, как устроить общество? Церковь отдала эту проблему на откуп другим силам: устраивайте общество, как хотите. Но она говорит при этом людям, будто они дети, элементарные вещи: «Конечно, не надо терять веру». Одним словом, энциклика ошибочная и вредная. Так Церковь двигаться не может. Новый Папа должен это в корне изменить.