Картины Дюфи

Частенько перебираю старых мастеров и не очень старых. Полотна французского художника Дюфи. Вот его картина: порт, мол, на конце мола — маяк, на молу гуляющая пестрая публика. Мазки, лиц не видно, но по телодвижениям, по фигурам — это самодовольная публика, которая впитывает все блага жизни. За этими людьми — ослепительное море, сверкающее небо, какие-то чайки летают, их благословляют. Вспомнил гуманизм, гуманистическое течение, с виду привлекательное, а по своей сути пустое.

Потом я посмотрел другие картины Дюфи. Они все такие: блеск и пустота. Ведь могут быть люди, а могут быть обезьяны, которых нарядили, и они им подражают. Вот какой-то оркестр или в каком-то баре перед нами светские люди, кадеты, офицеры, но это не человеческая публика, а манекены. Так можно нарядить людей для того, чтобы рисовать с них костюмы. Картина не содержит в себе какого-то элемента жизни, впечатления, настроения.

Дюфи для меня выразитель гуманизма, светской болтовни: мы хорошие, мы гуманисты, зачем нам религия, всё мы можем сами, у нас замечательная техника, искусство. Все картины Дюфи в одном и том же духе. Не то замок, не то какой-то дворец из красного кирпича. Все очень яркое: уж зеленый, так зеленый, черно-зеленый; небо не синее, а черно-синее. Люди тоже какие-то пестрые, сытые, довольные. Гуманизм. Купальщицы — кускимяса. Если у купальщицы выражение есть, то оно животное. А зачем гуманисту другое? Раз Бога нет, души нет, что ж остается? Остается тело и восхищение самим собой. Раз ничего нет, кроме тела, ума, восхищайся своим телом и умом. Какие-то маргаритки в доме, тоже сверхпестрые, сверхкричащие. Души нет, духа нет, устремлений в высь нет; то, что ты видишь, тем и наслаждайся. Таким и должен быть гуманист. Правда, если все время будешь наслаждаться, то на третью неделю, пожалуй, убежишь. Но Дюфи выдержал всю жизнь и неплохо заработал, неплохо кончил.