«Хрущевское чудо»

«Мои предложения были выдвинуты, разумеется, с весьма малой надеждой, однако же не нулевой. Основание для надежды подает хотя бы «хрущевское чудо» 1955—1956 годов — непредсказанное невероятное чудо роспуска миллионов заключенных, соединенное с оборванными начатками человеческого законодательства... Этот порыв деятельности Хрущева перехлестнул необходимые ему политические шаги, был несомненным сердечным движением...»(с. 6).

Солженицын, видимо, недопонимает причин событий, на которые ссылается. В действительности с 1952 по 1955 год, по лагерям прокатилась волна восстаний. Во многих местах** шли настоящие сражения, власти пустили в ход танки. Режим не мог больше заставить работать 15 миллионов заключенных, около каждого лагеря следовало держать дивизию солдат; даже Сталин не мог себе позволить такую роскошь. Именно поэтому население Архипелага сократилось к 1957 году примерно в 10 раз. С 1917 по 1957 год в государстве «рабочих и крестьян» жилищное строительство велось только для класса партийных бюрократов и высшей прослойки угнетателей. Появление на воле 13 миллионов вчерашних заключенных потребовало решить вопрос об их пенсиях и расселении.

** Экибастуз, Воркута, Норильск, Джезказган, Чибью, Оротукан и другие.

Одновременно в своей борьбе за власть Хрущев был вынужден пойти на частичное разоблачение Сталина. Каждый шаг Хрущева зависел от разных обстоятельств; в первую очередь, от грозного давления миллионов после смерти Сталина на «вождей». В личной борьбе за власть Хрущев обязан был считаться с требованиями класса партийных бюрократов. Таким образом, весь агитационный шум о либерализме Хрущева построен на обмане.

«Несомненное сердечное движение» Хрущева вылилось в яростные гонения на религию. Именно в его правление было закрыто более 10 000 церквей и почти все монастыри. Церковьбыла взорвана изнутри введением «двадцаток»: двадцать светских представителей назначались отныне государством для управления приходом.

«Сердечный» Хрущев повелел вырезать всех коров, принадлежащих населению в пригородах. В колхозах и совхозах он резко сократил индивидуальные пастбища, а тем самым заготовки сена на зиму и вынудил колхозников тоже резать скот, который теперь нечем было кормить. По велению сердца он катастрофически сократил приусадебные участки колхозников и замучил их бессмысленными посадками кукурузы. Правда, народ не остался в долгу и окрестил его «кукурузником».

Преступления Хрущева перед народом на этом не остановились. Он наложил огромную контрибуцию на колхозы, обязав их оплатить стоимость сельскохозяйственных машин в машинно-тракторных станциях. Авантюрой было призвать к освоению целинных земель в Казахстане, вместо того чтобы прежде всего использовать пустующую под боком землю. Хрущев прекратил выплату по займам и, уничтожив саму надежду на погашение облигаций, ограбил население на астрономическую сумму. Это он провел тяжелую для населения денежную реформу, вызвавшую резкое повышение цен на предметы первой необходимости. Начавшееся народное возмущение в Новочеркасске, Темир-Тау, Караганде, Якутске и других городах было потоплено в крови.

Закон Хрущева о «тунеядцах» позволил устроить расправу над неугодными режиму людьми свободных профессий (писателями, поэтами, художниками), не принятыми в официальные ассоциации: их выселяли из городов в особые лагеря.

По указу Хрущева государство отобрало множество домов у частных застройщиков, требуя у них задним числом квитанции на использованные строительные материалы.

Народные деньги щедро пошли на содержание 108 совнархозов, удвоенное число областных комитетов партии и политотделов. Миллиарды выбрасывались на организацию международных авантюр на Кубе, в Индонезии, в Китае...

Законы против заключенных Хрущева были гораздо хуже сталинских. Статья 771 дала права лагерному начальству производить расстрелы заключенных за такие преступления, как, например, надпись на лбу («раб Хрущева», «раб КПСС») и избиение доносчиков, которым были даны невиданные права. Режим голода, холода, истязаний в тюрьмах был узаконен Хрущевым.

Именно он ввел массовое насильственное помещение несогласных с режимом в психиатрические застенки.

Новатор Хрущев активно поддерживал чудовищное невежество Лысенко, изгнавшего генетику из биологии, и одновременно этот «вождь» решил закрыть Академию наук.

Вот почему народ ненавидит Хрущева никак не меньше, чем Сталина. На Западе не случайно распространяется мнение о либеральной эре Хрущева, который покончил со сталинизмом.

Но искусственно создаваемые заблуждения западных людей не простительны тому, кто испытал на себе советский режим.