Челобитная

Солженицын напоминает челобитчика, который обращается к злому барину с крайне неприятной просьбой и при этом обнадеживает себя и своих близких, что авось «кривая вывезет» и властелин спьяну решит в его пользу.

На Руси ценили ходоков, коль скоро они старались для сельского мира и действовали с его согласия и решения, но были равнодушны и насмешливы к челобитчикам, старавшимся для себя и защищавшим чуждые и ненужные односельчанам вопросы.

В СССР челобитная переменила свое название на индивидуальное заявление. Это наиболее удобная форма взаимоотношений населения с режимом угнетения. Коллективные заявления преследуются режимом, тогда как заявления одиночек способствуют разъединению людей, внушают смутные надежды, уводят от активной борьбы.

В сталинские времена простительно было писание заявлений семьями заключенных «отцу народов» со смутной надеждой на освобождение своих родных. В среде заключенных такое занятие порицалось и высмеивалось. К письму Солженицына следует относиться как к индивидуальному заявлению, учитывая все его последствия.

Признавая воображаемый феномен хрущевского чуда, Солженицын считает, что «запретить себе допущение, что нечто подобное может и повториться, значит полностью захлопнуть надежду на мирную эволюцию нашей страны» (с. 6).

Любая эволюция достижима только в ходе борьбы, часто ожесточенной. Под увеличительным стеклом исследователя история великих и малых реформ всегда обнаруживает борьбу и столкновение противоположных интересов. Ставка на чудо, исходящее от лидеров класса советских партийных бюрократов, не заслуживает внимания. Классу партийных бюрократов нужно любой ценой удержать власть в своих руках, а не отказываться от привилегий во имя интересов народа.