Война между Китаем и СССР

Солженицын считает, что «первая причина нависающей войны, причина гораздо более острая, главная и безвыходная — идеологическая» (с. 15), и дает следующую рекомендацию вождям: «Отдайте им [то есть китайцам. — Д. П.] эту идеологию» (с. 16). Рекомендация довольно странная, ибо лидеры Пекина имеют уже в своем распоряжении идеологию марксизма-ленинизма. Руководители Китая будут только рады, если Кремль перестанет исповедовать марксистскую идеологию, что позволит им окончательно заклеймить буржуями советских реформистов-предателей. Таким образом, отказ Кремля от идеологии не ослабит, а усилит давление Пекина на режим Кремля и укрепит китайское влияние в коммунистических партиях остальных стран.

«И 60 миллионов наших соотечественников дадут себя убить за то, что именно на 533 странице ленинского тома написана заветная истина, а не на 355-й, как утверждает наш противник?» (с. 15) — спрашивает Солженицын.

Ошибка думать, что война разгорится из-за теоретических разногласий. И для Кремля и для Пекина идеология — удобный метод угнетения и обмана народов, оправдание террора и агрессии. Кремль и Пекин находятся в ссоре не из-за разного понимания 533-й и 355-й страниц. Кремль хочет хозяйничать в Китае, как он это делает в странах-сателлитах. Пекин в свою очередь не прочь похозяйничать в СССР. Будь коммунистическая Чехословакия так же сильна, как Китай, ради своей независимости она восстала бы против Кремля, несмотря на одинаковую с ним идеологию. Ссора Пекина и Кремля — это борьба каждого из них за господство. Открыто или в душе руководители Китая и СССР одинаково смеются над «передовым учением». Как только им будет удобно, они без советов Солженицына для виду припрячут передовую идеологию и выставят национальные знамена, с тем чтобы в нужный момент снова ее вытащить, и отнюдь не потому, что в нее верят, а потому что она оправдывает их режим, их власть.

«Динамичное давление миллиардного Китая на до сих пор не освоенные наши сибирские земли» (с. 15), по мнению Солженицына, вторая причина войны между Китаем и СССР. Эта мысль уже была высказана Амальриком, вероятно под влиянием Ору-элла. С большим основанием можно предположить, что движение китайцев произойдет в сторону южных морей и океанов: в почти не заселенные и слабовооруженные Австралию и Новую Зеландию, равно как на Филиппины, в Индонезию, Индию, Индокитай, Африку, Южную Америку. Зачем китайцам стремиться захватить Сибирь, где 55% территории под вечной мерзлотой? Зачем им лезть через границы, которые охраняет вооруженная до зубов армия, и вторгаться в страну, располагающую мощным атомным оружием? Довод о том, что Сибирь пустая, а Индия или Филиппины густо заселены, не убедителен для класса партийных бюрократов. Они освоили в массовых масштабах технику превращения населенных областей в пустыни.

В свою очередь, Кремль сам не ввяжется в войну с Китаем. Он будет терпеливо плести свои сети и ждать изменения политической обстановки в Китае, с тем чтобы поладить с ним или подчинить его себе без крупного кровопролития, а воспользовавшись внутренней смутой.

При современном состоянии западного мира гораздо вероятнее оккупация Европы советскими танками. Пока что препятствием служит атомный щит США. Война на Ближнем Востоке под видом арабско-израильских столкновений тоже гораздо более эффективна для Кремля. Она позволила бы СССР завладеть Суэцким каналом и всей арабской, а затем иранской нефтью. На сегодня заслоном служит независимый Израиль. Возможен также захват под разными предлогами африканских и южноамериканских стран.

Давно уже пришло время сделать окончательный вывод: государства с коммунистическим режимом будут всегда стремиться подчинить себе остальные страны всего мира. Такова основа их существования. Главная задача: устранить от власти класс партийных бюрократов во всех тоталитарных странах. Идеология неотъемлема от класса. Класс партийных бюрократов пришел с ней к власти, и идеология исчезнет только с ним.

Опасность вторжения красных китайцев в СССР возможна лишь в случае, если болезненно затянется замена класса партийных бюрократов подлинными представителями народа. Перспектива единой империалистической державы на территории КНР и СССР означала бы всеобщее порабощение. Поэтому можно надеяться, что у США, объединенной Европы, Японии, будущего правительства России, а также у других стран хватит решимости заявить совместный ультиматум. Ради спасения своих детей Свободный мир, я надеюсь, не пойдет на самоубийство и без войны освободит человечество от кошмара тоталитаризма, а многострадальный китайский народ — от безысходного рабства.