«Верните нам казнь, Иосиф Виссарионович!»

Солженицын рассказывает в «Круге первом», как министр коммунистического гестапо Абакумов просит Сталина вернуть смертную казнь. С такой просьбой можно обратиться к «вождям», хотя, если им покажется необходимым, они и без просьбы вернут «тридцать седьмой год».

Солженицын тоже просит их: «Верните стране здоровую тишину» (с. 32).

Многое надо изменить в эпоху бомб и самолетов, чтобы вернулась тишина, но само обращение нобелевского лауреата поможет лидерам класса партийных бюрократов сохранить респектабельный вид: раз Солженицын разговаривает с ними как с равными и как проситель, то все, что про них говорят, — клевета.