«Вся власть Учредительному собранию!»

«А за последние полвека подготовленность России к демократии, к многопартийной парламентской системе, могла еще только снизиться. Пожалуй, внезапное введение ее сейчас было бы лишь новым горевым повторением 1917 года» (с. 44).

Страдания оказались жесткими и требовательными учителями для всех народов нашей страны. Россияне здорово поумнели и прозрели за шестьдесят лет. Поэтому мало кого потянет после конца рабства сразу к вершинам демократии: парламентской многопартийной системе. Это было бы непростительной роскошью. Для начала в микробратствах созреют подлинные советы. В ходе будущих решительных событий люди быстро найдут общий язык, как находили его мы — зеки, разделявшие одну судьбу. Из представителей тех, кто сражался за освобождение, мы соберем Учредительное собрание
— от рабочих из всех городов,
— от тружеников земли,
— от инженеров, врачей, преподавателей, агрономов, ученых — всех, кто не потерял совесть.

Те, к кому подорвано доверие, карьеристы и болтуны, в почете там не будут.

Силы освобождения получат из единого центра проверенные рекомендации и будут знать, кого надо избегать. Теперь установлено, кто подготовил развал государства в 1917 году, продался за германские и другие деньги, уничтожил достигнутые на фронте результаты. В новой обстановке требования об изъятии земли, фабрик, заводов, шахт, транспорта, научно-исследовательских институтов у класса партийных бюрократов и передаче их объединениям тех, кто там работает, будут поддержаны всеми тружениками. Поэтому не следует Солженицыну столь мрачно смотреть на возможности нашего народа, который доказал, что у него не одни только недостатки.