Суд рабочих с Волхонки—ЗИЛ

«Этим письмом я тоже беру на себя тяжелую ответственность перед русской историей» (с. 51).

Солженицын прав: не простят ему рабочие парни с Волхонки—ЗИЛ, когда прочтут «Письмо». Смысл их едких замечаний и грубых насмешек свелся бы к следующим обвинениям Солженицына:

— Он самовольно упрашивает «вождей» решить судьбу народа. Не грех бы ему вспомнить, как Герцен обливал грязью царское правительство.

— Спасибо Солженицыну: теперь с его легкой руки «вожди» будут пользоваться на Западе репутацией людей, достойных доверия, кровно связанных с народом, отражающих традиции страны.

— Он внес в мир новую волну дезинформации и путаницы.

— Не моргнув глазом и с барской щедростью он отвалил режиму партийных бюрократов еще десять лет господства над народом*.

— Солженицын — соглашатель, а мы ждали от него призыва к революции в умах.

* «Вы имеете возможность совершить этот переход спокойно — хоть в три года... хоть... в десять [лет. — Д.П.]» (с. 50).