71. Будем считать, что этого не было

И наконец шарашка спала.
Спали двести восемьдесят зэков при синих лампочках, уткнувшись в
подушку или откинувшись на нее затылком, бесшумно дыша, отвратительно храпя
или бессвязно выкрикивая, сжавшись для пригрева или разметавшись от духоты.
Спали на двух этажах здания и еще на двух этажах коек, видя во сне: старики
-- родных, молодые -- женщин, кто -- пропажи, кто -- поезд, кто -- церковь,
кто -- судей. Сны были разные, но во всех снах спящие тягостно помнили, что
они -- арестанты, что если они бродят по зеленой траве или по городу, то они
сбежали, обманули, случилось недоразумение, за ними погоня. Того полного
счастливого забытья от оков, которое выдумал Лонгфелло во "Сне невольника",
-- не было им дано. Сотрясенье незаслуженного ареста и десяти- и
двадцатипятилетнего приговора, и лай овчарок, и молотки конвойных, и
терзающий звон лагерного подъЈма -- просочились к их костям сквозь все
наслоения жизни, сквозь все инстинкты вторичные и даже первичные, так что
спящий арестант сперва помнит, что он в тюрьме, а потом только ощущает
жжение или дым и встаЈт на пожар.
Спал разжалованный Мамурин в своей одиночке. Спала отдыхающая смена
надзирателей. Равно спала и смена надзирателей бодрствующая. Дежурная
фельдшерица в медпункте, весь вечер сопротивлявшаяся лейтенанту с
квадратными усиками, недавно уступила, и теперь оба они тоже спали на узком
диване в санчасти. И, наконец, по- {162} ставленный в главной лестничной
клетке у железных окованных врат в тюрьму серенький маленький надзиратель,
не видя, чтоб его приходили проверять, и тщетно позуммерив в полевой
телефон, -- тоже заснул, сидя, положив голову на тумбочку, и не заглядывал
больше, как должен был, сквозь окошечко в коридор спецтюрьмы.
И, потайно подстережа этот глубокий ночной час, когда марфинские
тюремные порядки перестали действовать,
-- двести восемьдесят первый арестант тихо вышел из полукруглой
комнаты, жмурясь на яркий свет и попирая сапогами густо набросанные окурки.
Сапоги он натянул кой-как, без портянок, был в истрЈпанной фронтовой шинели,
наброшенной сверх нижнего белья. Мрачная чЈрная борода его была всклочена,
редеющие волосы с темени спадали в разные стороны, лицо выражало страдание.
Напрасно пытался он уснуть! Он встал теперь, чтобы ходить по коридору.
Он не раз уже применял это средство: так развеивалось его раздражение и
утишались палящая боль в затылке и распирающая боль около печени.
Но хотя он вышел ходить, -- по своей привычке книжника он захватил из
комнаты и пару книг, в одну из которых был вложен рукописный черновик
"Проекта Гражданских Храмов" и плохо отточенный карандаш. ВсЈ это, и коробку
лЈгкого табака и трубку положив на длинном нечистом столе, Рубин стал
равномерно ходить взад и вперЈд по коридору, руками придерживая шинель.
Он сознавал, что и всем арестантам несладко -- и тем, кто посажен ни за
что, и даже тем, кто -- враг и посажен врагами. Но своЈ положение здесь (да
ещЈ Абрамсона) он понимал трагичным в аристотелевском смысле. Из тех самых
рук он получил удар, которые больше всего любил. За то посажен он был людьми
равнодушными и казЈнными, что любил общее дело до неприличия глубоко. И
тюремным офицерам, и тюремным надзирателям, выражавшим своими действиями
вполне верный, прогрессивный закон, -- Рубин по трагическому противоречию
должен был каждый день противостоять. А товарищи по тюрьме, напротив, не
были ему товарищами и во всех камерах упрекали его, бранили его, чуть ли не
кусали -- из-за того, что они видели только горе своЈ и не видели великой
Закономерности. Они задирали его не ради исти- {163} ны, а чтобы выместить
на нЈм, чего не могли на тюремщиках. Они травили его, мало заботясь, что
каждая такая схватка выворачивала его внутренности. А он в каждой камере, и
при каждой новой встрече, и при каждом споре обязан был с неистощимою силой
и презирая их оскорбления, доказывать им, что в больших числах и в главном
потоке всЈ идЈт так, как надо, что процветает промышленность, изобилует
сельское хозяйство, бурлит наука, играет радугою культура. Каждая такая
камера, каждый такой спор был участок фронта, где Рубин один мог отстаивать
социализм.
Его противники часто выдавали свою многочисленность в камерах за то,
что они -- народ, а Рубины -- одиночки. Но всЈ в нЈм знало, что это -- ложь!
Народ был -- вне тюрьмы и вне колючей проволоки. Народ брал Берлин,
встречался на Эльбе с американцами, народ тЈк демобилизационными поездами к
востоку, шЈл восстанавливать ДнепроГЭС, оживлять Донбасс, строить заново
Сталинград. Ощущение единства с миллионами и утверждало Рубина в одинокой
спЈртой камерной борьбе против десятков.
Рубин постучал в стеклянное окошечко железных врат -- раз, два, а в
третий раз сильно. На третий раз лицо заспанного серенького вертухая
поднялось к окошечку.
-- Мне плохо, -- сказал Рубин. -- Нужен порошок. Отведите к фельдшеру.
Надзиратель подумал.
-- Ладно, позвоню.
Рубин продолжал ходить.
Он был фигурой вообще трагической.
Он раньше всех, кто сидел здесь теперь, переступил тюремный порог.
Двоюродный взрослый брат, перед которым шестнадцатилетний ЛЈвка
преклонялся, поручил ему спрятать типографский шрифт. ЛЈвка схватился за это
восторженно. Но не уберЈгся соседского мальчишки. Тот подглядел и завалил
ЛЈвку. ЛЈвка не выдал брата -- он сплЈл историю, что нашЈл шрифт под
лестницей.
Одиночка харьковской внутрянки, двадцать лет на- {164} зад,
представилась Рубину, всЈ так же мерно, топтальной поступью расхаживающему
по коридору.
Внутрянка построена по американскому образцу -- открытый многоэтажный
колодец с железными этажными переходами и лесенками, на дне колодца --
регулировщик с флажками. По тюрьме гулко разносится каждый звук. ЛЈвка
слышит, как кого-то с грохотом волокут по лестнице, -- и вдруг раздирающий
вопль потрясает тюрьму:
-- Товарищи! Привет из холодного карцера! Долой сталинских палачей!
Его бьют (этот особенный звук ударов по мягкому!), ему зажимают рот,
вопль делается прерывистым и смолкает -- но триста узников в трЈхстах
одиночках бросаются к своим дверям, колотят и истошно кричат:
-- Долой кровавых псов!
-- Рабочей крови захотелось?
-- Опять царя на шею?
-- Да здравствует ленинизм!..
И вдруг в каких-то камерах исступлЈнные голоса начинают:

Вставай, проклятьем заклеймЈнный...

И вот уже вся незримая гуща арестантов гремит до самозабвения:

Это есть наш последний
И решительный бой!..

Не видно, но у многих поющих, как и у ЛЈвки, должны быть слезы восторга
на глазах.
Тюрьма гудит разбереженным ульем. Кучка тюремщиков с ключами затаилась
на лестницах в ужасе перед бессмертным пролетарским гимном...
Какие волны боли в затылок! Что за распиранье в правом подвздошьи!
Рубин снова постучал в окошко. По второму стуку высунулось заспанное
лицо того же надзирателя. Отодвинув рамку со стеклом, он буркнул:
-- Звонил я. Не отвечают. {165}
И хотел задвинуть рамку, но Рубин не дал, ухватясь рукой:
-- Так сходите ногами! -- с мучительным раздражением прикрикнул он. --
Мне плохо, понимаете? Я не могу спать! Вызовите фельдшера!
-- Ну, ладно, -- согласился вертухай.
И задвинул форточку.
Рубин снова стал ходить, всЈ так же безнадЈжно отмеривая заплЈванное,
замусоренное пространство прокуренного коридора, и так же мало подвигаясь в
ночном времени.
И за образом харьковской внутрянки, которую он вспоминал всегда с
гордостью, хотя эта двухнедельная одиночка висела потом над всеми его
анкетами и всей его жизнью и отяготила его приговор сейчас, вступили в
память воспоминания -- скрываемые, палящие.
... Как-то вызвали его в парткабинет Тракторного. ЛЈва считал себя
одним из создателей завода: он работал в редакции его многотиражки. Он бегал
по цехам, воодушевлял молодЈжь, накачивал бодростью пожилых рабочих,
вывешивал "молнии" об успехах ударных бригад, о прорывах и разгильдяйстве.
Двадцатилетний парень в косоворотке, он вошЈл в парткабинет с той же
открытостью, с которой случилось ему как-то войти и в кабинет секретаря ЦК
Украины. И как там он просто сказал: "Здравствуй, товарищ Постышев!" -- и
первый протянул ему руку, так сказал и здесь сорокалетней женщине со
стриженными волосами, повязанными красной косынкой:
-- Здравствуй, товарищ Пахтина! Ты вызывала меня?
-- Здравствуй, товарищ Рубин, -- пожала она ему руку. -- Садись.
Он сел.
ЕщЈ в кабинете был третий человек, нерабочий тип, в галстуке, костюме,
жЈлтых полуботинках. Он сидел в стороне, просматривал бумаги и не обращал
внимания на вошедшего.
Кабинет парткома был строг, как исповедальня, выдержан в
пламенно-красных и деловых чЈрных тонах.
Женщина стеснЈнно, как-то потухло, поговорила с ЛЈвой о заводских
делах, всегда ревностно обсуждаемых {166} ими. И вдруг, откинувшись, сказала
твердо:
-- Товарищ Рубин! Ты должен разоружиться перед партией!
ЛЈва был поражЈн. Как? Он ли не отдаЈт партии всех сил, здоровья, не
отличая дня от ночи?
Нет! Этого мало.
Но что ж ещЈ?!
Теперь вежливо вмешался тот тип. Он обращался на "вы" -- и это резало
пролетарское ухо. Он сказал, что надо честно и до конца рассказать всЈ, что
известно Рубину об его женатом двоюродном брате: правда ли, что тот состоял
прежде активным членом подпольной троцкистской организации, а теперь
скрывает это от партии?..
И надо было сразу что-то говорить, а они вперились в него оба...
Глазами именно этого брата учился ЛЈва смотреть на революцию. Именно от
него он узнавал, что не всЈ так нарядно и беззаботно, как на первомайских
демонстрациях. Да, Революция была весна -- потому и грязи было много, и
партия хлюпала в ней, ища скрытую твЈрдую тропу.
Но ведь прошло четыре года. Но ведь смолкли уже споры в партии. Не то,
что троцкистов -- уже и бухаринцев начали забывать. ВсЈ, что предлагал
расколоучитель и за что был выслан из Союза, -- Сталин теперь ненаходчиво,
рабски повторял. Из тысячи утлых "лодок" крестьянских хозяйств добро ли,
худо ли, но сколотили "океанский пароход" коллективизации. Уже дымили домны
Магнитогорска, и тракторы четырЈх заводов-первенцев переворачивали колхозные
пласты. И "518" и "1040"* были уже почти за плечами. ВсЈ объективно
свершалось во славу Мировой Революции -- и стоило ли теперь воевать из-за
звуков имени того человека, которым будут названы все эти великие дела? (И
даже новое это имя ЛЈвка заставил себя полюбить. Да, он уже любил Его!) И за
что бы было теперь арестовывать, мстить тем, кто спорил прежде?
-- Я не знаю. Никогда он троцкистом не был, -- от-
----------------------------------
* 518 новых строек первой пятилетки и 1040 новых МТС -- известный
частый лозунг того времени. {167} вечал язык ЛЈвки, но рассудок его
воспринимал, что, говоря по взрослому, без чердачной мальчишеской романтики,
-- запирательство было уже ненужным.
Короткие энергичные жесты секретаря парткома. Партия! Не есть ли это
высшее, что мы имеем? Как можно запираться... перед Партией?! Как можно не
открыться... Партии?! Партия не карает, она -- наша совесть. Вспомни, что
говорил Ленин...
Десять пистолетных дул, уставленных в его лицо, не запугали бы ЛЈвку
Рубина. Ни холодным карцером, ни ссылкою на Соловки из него не вырвали бы
истины. Но перед Партией?! -- он не мог утаиться и солгать в этой
черно-красной исповедальне.
Рубин открыл -- когда, где состоял брат, что делал.
И смолкла женщина-проповедник.
А вежливый гость в жЈлтых полуботинках сказал:
-- Значит, если я правильно вас понял... -- и прочЈл с листа
записанное.
-- Теперь подпишитесь. Вот здесь.
ЛЈвка отпрянул:
-- Кто вы?? Вы -- не Партия!
-- Почему не партия? -- обиделся гость. -- Я тоже член партии. Я --
следователь ГПУ.
Рубин снова постучал в окошко. Надзиратель, явно оторванный ото сна,
просопел:
-- Ну, чего стучишь? Сколь раз звонил я -- не отвечают.
Глаза Рубина стали горячими от негодования:
-- Я вас сходить просил, а не звонить! Мне с сердцем плохо!! Я умру
может быть!
-- Не умрЈ-ошь, -- примирительно и даже сочувственно протянул вертухай.
-- До утра-то дотянешь. Ну, сам посуди -- как же я уйду, а пост брошу?
-- Да какой идиот ваш пост возьмЈт! -- крикнул Рубин.
-- Не в том, что возьмЈт, а устав запрещает. В армии -- служил?
Рубину так сильно било в голову, что он и сам едва не поверил, что
сейчас может кончиться. Видя его искажЈн- {168} ное лицо, надзиратель
решился:
-- Ну, ладно, отойди от волчка, не стучи. Сбегаю.
И, наверно, ушЈл, Рубину показалось, что и боль чуть уменьшилась.
Он опять стал мерно ходить по коридору.
... А сквозь память тянулись воспоминания, которых совсем не хотел он
возбуждать. Которые забыть -- значило исцелиться.
Вскоре после тюрьмы, заглаживая вину перед комсомолом и спеша самому
себе и единственно-революционному классу доказать свою полезность, Рубин с
маузером на боку поехал коллективизировать село.
Три версты босиком убегая и отстреливаясь от взбешенных мужиков, что
тогда видел в этом? "Вот и я захватил гражданскую войну." Только.
Разумелось само собой! -- разрывать ямы с закопанным зерном, не давать
хозяевам молоть муки и печь хлеба, не давать им набрать воды из колодца. И
если дитЈ хозяйское умирало -- подыхайте вы, злыдни, и со своим дитЈм, а
хлеба испечь -- не дать. И не исторгала жалости, а привычна стала, как в
городе трамвай, эта одинокая телега с понурой лошадью, на рассвете идущая
затаЈнным мЈртвым селом. Кнутом в ставенку:
-- Покойники 'е? Вын'осьтэ.
И в следующую ставенку:
-- Покойники е? Выносьтэ.
А скоро и так:
-- Э! Чи тут е жив'ы?
А сейчас вжато в голову. Врезано калЈной печатью. ЖжЈт. И чудится
иногда: раны тебе -- за это! Тюрьма тебе -- за это! Болезни тебе -- за это!
Пусть. Справедливо. Но если понял, что это было ужасно, но если никогда
бы этого не повторил, но если уже отплачено? -- как это счистить с себя?
Кому бы сказать: о, этого не было! Теперь будем считать, что этого не было!
Сделай так, чтоб этого не было!..
Чего не выматывает бессонная ночь из души печальной, ошибавшейся?..
На этот раз сам надзиратель отодвинул форточку. Он {169} решился-таки
бросить пост и сходить в штаб. Оказалось, там все спали -- и некому было
взять трубку на зуммер. Разбуженный старшина выслушал его доклад, выругал за
уход с поста и, зная, что фельдшерица спит с лейтенантом, не осмелился их
будить.
-- Нельзя, -- сказал надзиратель в форточку. -- Сам ходил, докладывал.
Говорят -- нельзя. Отложить до утра.
-- Я -- умираю! Я -- умираю! -- хрипел ему Рубин в форточку. -- Я вам
форточку разобью! Позовите сейчас дежурного! Я голодовку объявляю!
-- Чего -- голодовку? Тебя кто кормит, что ли? -- рассудительно
возразил вертухай. -- Утром завтрак будет -- там и объявишь... Ну, походи,
походи. Я старшине ещЈ назвоню.
Никому из сытых своею службой и зарплатой рядовых, сержантов,
лейтенантов, полковников и генералов не было дела ни до судьбы атомной
бомбы, ни до издыхающего арестанта.
Но издыхающему арестанту надо было стать выше этого!
Превозмогая дурноту и боль, Рубин всЈ так же мерно старался ходить по
коридору. Ему припомнилась басня Крылова "Булат", Басня эта на воле
проскользнула мимо его внимания, но в тюрьме поразила.

Булатной сабли острый клинок
Заброшен был в железный хлам;
С ним вместе вынесен на рынок
И мужику задаром продан там.

Мужик же Булатом драл лыки, щепал лучину. Булат стал весь в зубцах и
ржавчине. И однажды іж спросил Булата в избе под лавкой, не стыдно ли ему? И
Булат ответил Ежу так, как сотни раз мысленно отвечал сам Рубин:

Нет, стыдно то не мне, а стыдно лишь тому,
Кто не умел понять, к чему я годен!..

{170}