89. Перепёлочка

Новое коричневое платье Симочки было сшито с пониманием достоинств и
недостатков фигуры: верхняя часть его, как бы жакетик, плотно облегал осиную
талию, но на груди не был натянут, а собран в неопределенные складки. При
переходе же в юбку, чтоб искусственно расширить фигуру, он заканчивался
двумя круговыми, вскидными на ходу, воланчиками, одним матовым, а другим
блестящим. Невесомо тонкие руки Симочки были в рукавах, от плеча
волнисто-свободных. И в воротнике была наивно-милая выдумка: он выкроен был
отдельно долгим дорожком той же ткани, и свисающие концы его завязывались на
груди бантом, походя на два крыла се- {303} ребристо-коричневой бабочки.
Эти и другие подробности осматривались и обсуждались подругами Симочки
на лестнице, у гардеробной, куда она вышла их проводить после лекции. Стоял
гам, толкотня, мужчины наспех влезали в шинели и пальто, закуривали на
дорогу, девушки балансировали у стен, надевая ботики.
В этом мире подозрительности могло показаться странным, что на
служебное вечернее дежурство Симочка обновляла платье, сшитое к Новому году.
Но Симочка объясняла девушкам, что после дежурства едет на именины к дяде,
где будут молодые люди.
Подруги очень одобряли платье, говорили, что она "просто хорошенькая" в
нЈм и спрашивали, где куплен этот креп-сатен.
Решимость покинула Симочку, и она медлила идти в лабораторию.
Только без двух минут восемь с колотящимся сердцем, хотя и взбодренная
похвалами, она вошла в Акустическую. ЗаключЈнные уже сдавали в стальной шкаф
секретные материалы. Через середину комнаты, обнажЈнную после относки
вокодера в СемЈрку, она увидела стол Нержина.
Его уже не было. (Не мог он подождать?..) Его настольная лампа была
погашена, ребристые шторки стола -- защЈлкнуты, секретные материалы --
сданы. Но была одна необычность: центр стола не весь был очищен, как Глеб
делал на перерыв, а лежал большой раскрытый американский журнал и раскрытый
же словарь. Это могло быть тайным сигналом ей: "скоро приду!"
Заместитель Ройтмана вручил Симочке ключи от секретного шкафа, от
комнаты и печатку (лаборатории опечатывались каждую ночь). Симочка
опасалась, не пойдЈт ли Ройтман опять к Рубину, и тогда каждую минуту
придЈтся ждать его захода в Акустическую, но нет, и Ройтман был тут же, уже
в шинели, шапке, и, натянув кожаные перчатки, торопил заместителя одеваться.
Он был невесел.
-- Ну, что ж, Серафима Витальевна, командуйте. Всего хорошего, --
пожелал он напоследок.
По коридорам и комнатам института разнЈсся долгий {304} электрический
звонок. ЗаключЈнные дружно уходили на ужин. Не улыбаясь, наблюдая за
последними уходящими, Симочка прошлась по лаборатории. Когда она не
улыбалась, лицо еЈ выглядело очень строгим, особенно из-за долгонького носа
с острым хребетком, лишавшего еЈ привлекательности.
Она осталась одна.
Теперь он мог прийти!
Она ходила по лаборатории и ломала пальцы.
Надо же было случиться такой неудаче! -- шЈлковые занавески, всегда
висевшие на окнах, сегодня сняли в стирку. Три окна остались теперь
беззащитно-оголЈнные, и из черноты двора можно подглядывать, притаясь.
Правда, комнату вглубь не увидят -- Акустическая в бельэтаже. Но невдалеке
-- забор и прямо против их с Глебом окна -- вышка с часовым. Оттуда видно --
напролЈт.
Или тогда потушить весь свет? Дверь будет заперта, всякий подумает --
дежурная вышла.
Но если начнут взламывать дверь, подбирать ключи?..
Симочка прошла в акустическую будку. Она сделала это безотчЈтно, не
связывая с часовым, взгляд которого туда не проникал. На пороге этой тесной
каморки она прислонилась к толстой полой двери и закрыла глаза. Ей не
хотелось сюда даже войти без него. Ей хотелось, чтоб он еЈ сюда втянул,
внЈс.
Она слышала от подруг, как всЈ происходит, но представляла смутно, и
волнение еЈ ещЈ увеличивалось, и щЈки горели сильней.
То, что в юности надо было пуще всего хранить, уже превратилось в
бремя!..
Да! Она бы очень хотела ребЈнка и воспитывать его, пока Глеб
освободится! Всего только пять годиков!
Она подошла сзади к его вертящемуся гнуткому жЈлтому стулу и обняла
спинку как живого человека.
Покосилась в окно. В близкой черноте угадывалась вышка, а на ней --
чЈрный сгусток всего враждебного любви -- часовой с винтовкой.
В коридоре послышались шаги Глеба, он ступал тише обычного. Симочка
порхнула к своему столу, села, придвинула трЈхкаскадный усилитель,
положенный на {305} стол боком, с обнажЈнными лампами, и стала его
рассматривать, держа маленькую отверточку в руке. Удары сердца отдавались в
голову.
Нержин прикрыл дверь негромко -- чтобы звук не очень разнЈсся в
безмолвном коридоре. Через опустевший без вокодерских стоек простор он
увидел Симочку ещЈ издали, притаившуюся за своим столом как перепЈлочка за
большой кочкой.
Он еЈ так прозвал.
Симочка вскинула навстречу Глебу светящийся взгляд -- и обмерла: лицо
его было смущено, даже сумрачно.
До его входа она уверена была: первое, что он сделает -- подойдЈт
поцеловать, а она его остановит -- ведь окна открыты, часовой смотрит.
Но он не кинулся вокруг столов. Он около своего остановился и первый же
объяснил:
-- Окна открыты, я не подойду, Симочка. Здравствуй! -- Опущенными
руками он опЈрся о стол и, стоя, сверху вниз, смотрел на неЈ. -- Если нам не
помешают, нам надо сейчас... переговорить.
Переговорить?
Пе-ре-го-во-рить...
Он отпер свой стол. Одна за другой, звонко стукнув, шторки упали. Не
глядя на Симочку, деловыми движениями Нержин доставал и развЈртывал разные
книги, журналы, папки -- так хорошо известную ей маскировку.
Симочка замерла с отвЈрткой в руке и неотрывно смотрела на его
безглазое лицо. ЕЈ мысль была, что субботний вызов Глеба к Яконову давал
теперь злые плоды, его теснят или должны услать скоро. Но почему ж он прежде
не подойдЈт? не поцелует?..
-- Случилось? Что случилось? -- с переломом голоса спросила она и
трудно глотнула.
Он сел. Попирая локтями раскрытые журналы, обхватил растягом пальцев
справа и слева голову и прямым взглядом посмотрел на девушку. Но прямоты не
было в том взгляде.
Стояла глухая тишина. Ни звука не доносилось. Их разделяло два стола --
два стола, озарЈнные четырьмя верхними, двумя настольными лампами и
простреливае {306} мые взглядом часового с вышки.
И этот взгляд часового был как завеса колючей проволоки, медленно
опускавшаяся между ними.
Глеб сказал:
-- Симочка! Я считал бы себя негодяем, если бы сегодня... если бы... не
исповедался тебе...
-- ?
-- Я как-то... легко с тобой поступал, не задумывался...
-- ??
-- А вчера... я виделся с женой... Свидание у нас было.
Симочка осела, стала ещЈ меньше. Крыльца еЈ воротникового банта
бессильно опали на алюминиевую панель прибора. И звякнула отвЈртка о стол.
-- Отчего ж вы... в субботу... не сказали? -- подсеченным голосом едва
протащила она.
-- Да что ты, Симочка! -- ужаснулся Глеб. -- Неужели б я скрыл от тебя?
(А почему бы и нет?..)
-- Я узнал вчера утром. Это неожиданно получилось... Мы целый год не
виделись, ты знаешь... И вот увиделись,
и...
Его голос изнывал. Он понимал, каково ей слушать, но и говорить было
тоже... Тут столько оттенков, которые ей не нужны, и не передашь. Да они
самому себе непонятны. Как мечталось об этом вечере, об этом часе! Он в
субботу сгорал, вертясь в постели! И вот пришЈл тот час, и препятствий нет!
-- занавески ничто, комната -- их, оба -- здесь, всЈ есть! -- всЈ, кроме...
Душа вынута. Осталась на свидании. Душа -- как воздушный змей:
вырвалась, полощется где-то, а ниточка -- у жены.
Но, кажется -- душа тут совсем не нужна?!
Странно: нужна.
ВсЈ это не надо было говорить Симочке, но что-то же надо? И по
обязанности что-то говорить Глеб говорил, подыскивал околичные приличные
объяснения:
-- Ты знаешь... она ведь меня ждЈт в разлуке -- пять лет тюрьмы да
сколько? -- войну. Другие не ждут. И потом она в лагере меня поддерживала...
подкармливала... Ты хотела ждать меня, но это не... не... Я не вынес бы...
{307} причинить ей...
Той! -- а этой? Глеб мог бы остановиться!.. Тихий выстрел хрипловатым
голосом сразу же попал в цель. ПерепЈлочка уже была убита. Она вся обмякла и
ткнулась головой в густой строй радиоламп и конденсаторов трЈхкаскадного
усилителя.
Всхлипывания были тихие как дыхание.
-- Симочка, не плачь! Не плачь, не надо! -- спохватился Глеб.
Но -- через два стола, не переходя к ней ближе.
А она -- почти беззвучно плакала, открыв ему прямой пробор разделЈнных
волос.
Именно от еЈ беззащитности простЈгивало Глеба раскаяние.
-- ПерепЈлочка! -- бормотал он, переклоняясь вперЈд. -- Ну, не плачь.
Ну, я прошу тебя... Я виноват...
Больно, когда плачет эта, -- а та? Совсем непереносимо!
-- Ну, я сам не понимаю, что это за чувство...
Ничего бы, кажется, не стоило хоть подойти к ней, привлечь, поцеловать
-- но даже это было невозможно,
так чисты были и губы и руки после вчерашнего свидания.
Спасительно, что сняли с окон занавески.
И так, не вскакивая и не обегая столов, он со своего места повторял
жалкие просьбы -- не плакать.
А она плакала.
-- ПерепЈлочка, перестань!.. Ну ещЈ может быть как-нибудь... Ну, дай
времени немножко пройти...
Она подняла голову и в перерыве слез странно окинула его.
Он не понял еЈ выражения, потупился в словарь.
ЕЈ голова устала держаться и опять опустилась на усилитель.
Да было бы дико, причЈм тут свидание?.. ПричЈм все женщины, ходящие по
воле, если здесь -- тюрьма? Сегодня -- нельзя, но пройдЈт сколько-то дней,
душа опустится на своЈ место, и наверно всЈ станет -- можно.
Да как же иначе? Да просто на смех поднимут, если кому рассказать. Надо
же очнуться, ощутить лагерную шкуру! Кто заставляет потом на ней жениться?
Девушка {308} ждЈт, иди!
Да больше того, только об этом не вслух: разве ты выбрал эту? Ты выбрал
это место, через два стола, а там кто бы ни оказалась -- иди!
Но сегодня -- невозможно...
Глеб отвернулся, перегнулся на подоконник. Лбом и носом приплюснулся к
стеклу, посмотрел в сторону часового. Глазам, ослеплЈнным от близких ламп,
не было видно глубины вышки, но вдали там и сям отдельные огни расплывались
в неясные звЈзды, а за ними и выше -- обнимало треть неба отражЈнное
белесоватое свечение близкой столицы.
Под окном же видно было, что на дворе ведЈт, тает.
Симочка опять подняла лицо.
Глеб с готовностью повернулся к ней.
От глаз еЈ шли по щекам блестящие мокрые дорожки, которых она не
вытирала. Лученьем глаз, и освещением, и изменчивостью женских лиц она
именно сейчас стала почти привлекательной.
Может быть всЈ-таки...?
Симочка упорно смотрела на Глеба.
Но не говорила ни слова.
Неловко. Что-то надо же говорить. Он сказал:
-- Она и сейчас, по сути, мне жизнь отдаЈт. Кто б это мог? Ты уверена,
что ты бы сумела?
Слезы так и стояли невысохшими на еЈ нечувствующих щеках.
-- Она с вами не разводилась? -- тихо раздельно спросила Симочка.
Ишь, как почувствовала главное! В самую точку. Но признаваться ей во
вчерашней новости не хотелось. Ведь это сложней гораздо.
-- Нет.
Слишком точный вопрос. Если бы не такой точный, если бы не такой
требовательный, если бы края размыты, если бы дальше ничто не называть, если
бы смотреть, смотреть, смотреть -- может быть приподымешься, может быть
пойдЈшь к выключателю... Но слишком точные вопросы взывают к логическим
ответам.
-- Она -- красивая?
-- Да. Для меня -- да, -- ощитился Глеб. {309}
Симочка шумно вздохнула. Кивнула сама себе, зеркальным точкам на
зеркальных поверхностях радиоламп.
-- Так не будет она вас ждать.
Никаких преимуществ законной жены Симочка не могла признать за этой
незримой женщиной. Когда-то жила она немного с Глебом, но это было восемь
лет назад. С тех пор Глеб воевал, сидел в тюрьме, а она, если правда
красива, и молода, и без ребЈнка -- неужели монашествовала? И ведь ни на
этом свидании, ни через год, ни через два он не мог принадлежать ей, а
Симочке -- мог. Симочка уже сегодня могла стать его женой!.. Эта женщина,
оказавшаяся не призрак, не имя пустое, -- зачем она добивалась тюремного
свидания? Из какой ненасытной жадности она протягивала руку к человеку,
который никогда не будет ей принадлежать?!
-- Не будет она вас ждать! -- как заводная повторяла Симочка.
Но чем упорней и чем точней она попадала, тем обидней.
-- Она уже прождала восемь! -- возразил Глеб. Анализирующий ум тут же,
впрочем, исправил: -- Конечно, к концу будет трудней.
-- Не будет она вас ждать! -- ещЈ повторила Симочка, шЈпотом.
И кистью руки сняла высыхающие слезы.
Нержин пожал плечами. Честно говоря -- конечно. За это время разойдутся
характеры, разойдЈтся жизненный опыт. Он сам всЈ время внушал жене:
разводиться. Но зачем так упорно, с таким правом давила в эту точку Симочка?
-- Что ж, пусть -- не дождЈтся. Пусть только не она меня упрекнЈт. --
Тут открывалась возможность порассуждать. -- Симочка, я не считаю, что я
хороший человек. Даже -- я очень плохой, если вспомнить, что я делал на
фронте в Германии, как и все мы делали. И теперь вот с тобой... Но поверь,
что этого всего я набрался в вольном мире -- поверхностном, благополучном.
Поддался внушению, когда плохое изображается дозволенным. Но чем ниже я
опускался туда, тем... странно... Не будет меня ждать? -- пусть не ждЈт.
Лишь бы меня не грызло... {310}
Он напал на одну из своих любимых мыслей. Он мог бы ещЈ долго об этом
-- особенно потому, что нечего было другого.
А Симочка почти и не слышала этой проповеди. Он говорил, кажется, всЈ о
себе. Но как быть ей? Она с ужасом представляла, как придЈт домой, сквозь
зубы что-то процедит надоедливой матери, кинется в постель. В постель, в
которую месяцы ложилась с мыслями о нЈм. Какой унизительный стыд! -- как она
приготовлялась к этому вечеру! Как натиралась, душилась!..
Но если один час стеснЈнного тюремного свидания перевесил их
многомесячное соседство здесь -- что можно было поделать?
Разговор, конечно, кончился. ВсЈ сказано было без подготовки, без
смягчения. Надо было уйти в будку и там ещЈ поплакать и привести себя в
порядок.
Но у неЈ не было сил ни прогнать его, ни уйти самой. Ведь это последний
раз между ними тянулась ещЈ какая-то паутинка!
А Глеб смолк, увидев, что она его не слушает, что его высокие выводы ей
совсем не нужны.
Закурил! -- вот находка. И опять глядел в окно на разрозненные
желтоватые огни.
Сидели молча.
Уже не было еЈ так жалко. Что для неЈ это? -- вся жизнь? Эпизод,
поверхностное. ПройдЈт.
НайдЈт...
Жена -- не то.
Они сидели и молчали, и молчали -- и это уже становилось в тягость.
Глеб много лет жил среди мужчин, где объяснения происходили коротко. Если
всЈ сказано, всЈ исчерпано -- зачем же сидеть и молчать? Бессмысленная
женская вязкость.
Не шевеля головой, чтоб Симочка не догадалась, он одними глазами,
исподлобья, посмотрел на стенные электрические часы. Было ещЈ двадцать минут
до поверки, двадцать минут вечерней прогулки! Но оскорбительно было бы
встать и уйти. Приходилось досиживать.
Кто сегодня заступит вечером? Кажется, Шустерман. А завтра утром --
младшина.
Симочка, сгорбленная, сидела над усилителем, для {311} чего-то вынимая
пошатыванием лампы из панельных гнЈзд и вставляя их опять.
Она и прежде ничего в этом усилителе не понимала. И окончательно не
понимала теперь.
Однако, деятельный рассудок Нержина требовал какого-то занятия,
движения вперЈд. На узкой полоске бумаги, поджатой под чернильницу, где он с
утра ежедневно записывал программы радиопередач, он прочЈл:

20. 30. -- Рс. п и рм (Обх)

Это значило: "Русские песни и романсы в исполнении Обуховой".
Такая редкость! И в тихий час перерыва. Концерт уже идЈт. Но удобно ли
включить?
На подоконнике, лишь руку протянуть, стоял приЈмничек с фиксированной
настройкой на три московских программы, подарок Валентули. Нержин покосился
на неподвижную Симочку и воровским движением включил на самую малую
громкость.
И только-только разгорелись лампы, как проступил аккомпанемент струнных
и вслед за ним на всю тихую комнату -- низкий, глуховато-страстный, ни на
чей не похожий голос Обуховой.
Симочка вздрогнула. Посмотрела на приЈмник. Потом на Глеба.
Обухова пела очень близкое к ним, даже слишком больно близкое:

Нет, не тебя так пылко я люблю...

Надо же, как неудачно! Глеб шарил сбок себя, чтоб незаметно выключить.
Симочка опустилась на усилитель, руки ободком, и снова заплакала,
заплакала.
Что даже горьких слов своих у него не хватило на их короткие общие
минуты.
-- Прости меня! -- забрало Глеба. -- Прости меня! Прости меня!!
Он так и не нащупал выключить. ТЈплым толчком его кинуло -- он обошЈл
столы и, уже пренебрегая часовым, взял еЈ за голову, поцеловал волосы у лба.
{312}
Симочка плакала без всхлипываний, без вздрагиваний, обильно,
освобождЈнно.