Схема общества потребления

Что нравится людям в обещаниях марксизма

Марксисты назвали свой коммунизм «научным». Но этот коммунизм недостижим, равно как и его утопический вариант, так как для их осуществления требовалось бы произвести серьезные нарушения универсальных законов природы. Поэтому режимы, построенные на марксистской доктрине, насилуют волю людей. В разных странах свободного и третьего миров имеется немало людей, как правило, не познавших на себе специфических средств подавления личности, которым коммунизм представляется привлекательным благодаря приписываемым ему следующим признакам:

— отсутствие классов и отмирание государства;

— «каждому по потребностям», что воспринимается только в благоприятном смысле как возможность получения с общественных складов всего желаемого без денег;

— «от каждого по способностям» воспринимается тоже в положительном смысле как обещание минимальной продолжительности рабочего дня;

— отсутствие эксплуатации;

— прекращение войн.

Рассмотрим в этой же последовательности реальность указанных признаков.

Возможен ли коммунизм как бесклассовое общество без государственной власти?

«Коммунизм — это бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства... в котором утверждается общественное самоуправление» *.

Ошибочность этого первого тезиса зачеркивает последующие признаки в длинном определении коммунизма. Бесклассовое общество коммунизма, где уже устранена разница между городским и сельским населением, а также между умственным и физическим трудом, представляет однородную массу людей, получающих по потребностям из общественных складов. Ради чего же этим людям бороться друг с другом? Причин нет никаких. Пользуясь марксистской терминологией, следует отметить, что базис здесь одинаковый, всех обеспечивают по потребностям, и надстройка поэтому должна быть тоже совершенно идентична. Но любое общество как единство должно состоять из борющихся противоположностей (согласно первому закону диалектики). В рассмотренном случае нет экономических и политических причин для борьбы, то есть нет борющихся противоположностей. Это означает, что такое единство существовать не может.

* Материалы XXII съезда КПСС. М., 1960.

Марксизм, правда, считает, что отсутствие противоположностей и борьбы между членами, общества может быть восполнено борьбой со стихиями и борьбой в области научного познания. Такой ход мыслей лишний раз свидетельствует о поверхностном восприятии законов диалектики. В этом легко убедиться на следующем примере. Если переместить землекопа с лопатой с места, где он рыл землю, на совершенно каменистое плоскогорье, где он ничего лопатой сделать не в состоянии, то прекратится единство землекоп-земля и процесс копания земли станет невозможным, так как из единства исчезла необходимая противоположность: земля. Если этот бывший землекоп полезет в горы, он предстанет уже в новом качестве, как альпинист. Если он займется изучением горообразования, то может стать даже ученым. Но при этих условиях он не сможет стать снова землекопом.

В единство человек и стихия входят человек и оказывающая ему сопротивление стихия; в этом случае нет общественного единства: несколько человек могут объединиться для более эффективной борьбы со стихией. Скажем, альпинисты могут прийти на выручку друг другу.

Борьба в области научного познания дает комбинацию ученого и вещей, требующих объяснения, и к общественным единствам не имеет никакого отношения. Кроме того, следует заметить, что ученых и альпинистов не так уж много, и непонятно, чем должна заниматься основная масса. При вынужденном безделье и при отсутствии полиции носители низменных инстинктов (число которых возрастает вследствие уничтожения всех несогласных с коммунистическим режимом) образовали бы свои шайки, не желая вообще участвовать в трудовой жизни. Видимо, без самоуправления обойтись будет нельзя: в обществе, где занимаются главным образом удовлетворением своих желаний и потребностей, в центры управления полезут преступные элементы и всякие честолюбцы... Как только такая организованная шайка захватит власть, то образуется общественное единство власти и отдельных лиц. Во избежание таких случаев лидеры коммунизма могут, конечно, сразу установить орган общественного самоуправления, что будет означать закамуфлированное наличие действующих властей, которые сначала передерутся и, вероятно, потом сольются воедино. Но тогда это уже будет государство, что противоречит марксистскому тезису об «отмирании государства» в бесклассовом обществе.

Таким образом, невозможно общество, в котором отсутствуют борющиеся друг с другом противоположности («классы» по марксистской терминологии) и где нет разделения на тех, кто олицетворяет власть, и на тех, кто ей подчиняется. Соответственно отпадают эти два главных признака коммунизма.

В режиме, именующем себя «диктатурой пролетариата», происходит повсеместное усиление централизованной государственной власти и образование класса партийных бюрократов, захватившего всю власть и все народные блага. Те, кому нравится отмирание государства, должны примириться с доказательством того, что человеческое общество не может существовать без власти, оформленной определенным образом, то есть без государства *.

* Отмирание государства в корне противоречит первому закону диалектики: если единство — борьба противоположностей, то принудительное начало — обязательное содержание любого единства из людей. В человеке таким началом является воля, на производстве — мастер, инженер, в армии — офицер.
Крупные скопления людей (население страны) тем более немыслимы без государственной власти. Даже временное разрушение такого единства приводило всегда к беспорядкам, кровопролитию, разбою, анархии...

Равным образом следует расстаться с мечтой о бесклассовом обществе. Универсальный закон природы, которому подчиняется все живое и мертвое, означает в применении к обществу обязательное наличие людей и их объединений, борющихся друг с другом. Следовательно, в реальном обществе, а не в утопической его схеме, следует стремиться не к уничтожению борющихся противоположностей и государства, а к облагораживанию борьбы в единствах, к исключению из них злобы, ненависти, зависти, мести... и к совершенствованию государственной власти во всех ее проявлениях.

Обещание возможности бесплатного снабжения со складов слишком растяжимо и неопределенно. Следует уточнить, что далеко не всякая потребность может быть удовлетворена, а лишь та, что соразмерна с желаниями других. Таким образом, в обещании с самого начала заложен скрытый обман. Правильная трактовка уничтожает первоначальный смысл, низводя снабжение до уровня ничтожного пайка. Опыт советского режима показал полную незаинтересованноеть исполнителей в результатах своей работы, поэтому есть все основании предположить, что при марксистском коммунизме склады были бы полупустыми и выдача необходимого производилась бы строго нормирование по карточкам, соответственно разным категориям, на которые оказалось бы разбито население, причем возможны были бы разные другие ограничения при распределении.

Денежное обращение как одно из достижений цивилизации полностью доказало свое преимущество. Введение каких-то ордеров на снабжение породит всевозможные злоупотребления, зависимость от лиц, распоряжающихся непосредствен по складами.

Труженику важно количество и качество ежемесячно приобретаемых товаров, отсутствие препон при их выборе, иными словами — возможность удовлетворения своих индивидуальных запросов.

Демагогичность лозунга «каждому по потребностям» очевидна. Честное обещание обязано быть конкретным.
Однако этот лозунг может быть превращен в формулу, полную реального смысла, в обществе, построенном на принципах свободы, личной инициативы, при существовании в нем этического контроля.

В утверждении «от каждого по способностям» заложено требование обязательного труда. Марксизм при этом говорит об уменьшении продолжительности рабочего дня без цифровых разъяснений в своих декларациях и программах. Таким образом, при сокращении рабочего дня на час или на полчаса можно считать, что лидеры марксизма выполнили свои обязательства и коммунизм наступил. Но верить в этот лозунг опасно. За каждым исполнителем будет установлено зоркое наблюдение, чтобы иметь возможность выяснить, работал ли он сегодня по способностям или не в полную меру. Какое широкое поле для сыска, доносов, интриг, сведения личных счетов!

Этот лозунг можно тоже наполнить реальным содержанием, если указать конкретные цифры.

Вопросы эксплуатации занимают главное место в декларациях марксизма. Марксисты приписывают эксплуатацию только капитализму и на словах тщетно пытаются освободить от нее свой социализм. Главный довод при этом следующий: при социализме капиталисты уничтожены, следовательно, уничтожена эксплуатация. Это соображение могло бы занять место в особом музее, собирающем образцы подделок и недомыслия.

Рабочему безразлично, идет ли его труд в карман капиталиста или партийного бюрократа. Ему все равно, кто присваивает его труд. Но для него очень существенно, подвергается ли он эксплуатации и в каких размерах.

Передовые промышленно развитые страны свободного мира давно покончили с производственной и изживают бытовую эксплуатацию. Наоборот, сверхмонополистический принудительный государственный капитализм, именующий себя социализмом, представляет царство эксплуатации и запятнал себя изобретением и применением шести видов тотальной и убийственной эксплуатации.

Широкое и длительное применение этих форм изнурения и истребления людей и непонимание того, что советский режим — невиданный в истории эксплуататор, делает марксистов особенно опасными для трудящихся и в первую очередь для тех, кто попал в орбиту влияния марксизма.

В коммунистическом режиме склонность к эксплуатации органична. Труд должен оплачиваться крайне низко, чтобы держать тружеников в постоянном угнетении. Иначе появится масса сытых людей, которые захотят разрушить режим, уничтожающий свободу инициативы.

Население боится современных и тем более атомных войн. Такие войны, конечно, должны быть запрещены раз навсегда. Марксизм, разумеется, обещает покончить с войнами, но, видимо, тогда, когда они будут больше не нужны его системе, то есть в случае победы коммунизма. Марксизм не смущает то обстоятельство, что победа если и возможна, то только за счет опустошительных войн в целях истребления огромных контингентов населения, которое нежелательно по классовым или национальным признакам. Но допустим, что режим марксизма установлен па всем земном шаре. Декларация о прекращении войн и тогда будет лишь демагогической фразой. Армия начнет производить истребление провинившихся и неугодных слоев населения. Надо спросить людей, предпочитают ли они, чтобы их вырезали, как баранов, или их больше устраивает возможность с оружием в руках отстаивать жизнь своих семей и свою собственную.

Поэтому не следует безответственно решать за всех проблему о недопустимости войн на вечные времена. Истребление одних должно встретить вооруженный отпор других — жертв насилия. В таких случаях войны могут быть не только желательны, но необходимы. Менее всего о прекращении войн следует говорить марксизму, хотя бы потому, что все марксистские режимы возникли в результате войн.

Марксизм обещает, что при коммунизме будет уничтожена разница между умственным и физическим трудом.

На Западе действительно непрерывно стирается грань между этими двумя видами труда. В связи с неуклонным развитием техники в странах свободного мира, удельный вес операций, требующих умственного труда рабочего, занимает все большее место. Кроме того, уменьшается рабочий день, растут заработки. Каждый, кто хочет повысить свой уровень знаний, имеет к тому реальные возможности. Нужны только желание, воля, способности и любовь к труду. Решение этой проблемы всегда будет зависеть от самого человека. Общественный строй может только мешать или содействовать таким процессам.

Нет никаких оснований для того, чтобы марксизм приписывал именно коммунизму эту особенность. Скорей, можно предположить, что при коммунизме начнется массовый процесс отупения и умственного вырождения, коль скоро людей лишают права выражать свободно мнения и рассматривают как «отрыжку буржуазной идеологии» все, что противоречит казенным газетным фразам. Сдерживает только наличие свободного мира. Класс партийных бюрократов вынужден отмалчиваться и даже производить с помощью своих прислужников очередные фальсификации.

С неменьшим вероятием можно предположить также, что при мировом коммунизме произойдет застой техники, так как при отсутствии внешних стимулов коммунистические лидеры будут бояться ее развивать, видя в этом возможность создания против них тайного оружия.

Обещанное марксистами стирание грани между трудом в городе и в деревне происходит с большой скоростью в передовых странах свободного мира. В США сельскохозяйственные работы настолько насыщены техникой, что со всем объемом справляется 8% работоспособного населения. Многие горожане предпочитают жить в пригороде и отдаленных поселках, так как до них легко добраться по великолепным автострадам на собственной машине. Для общей пользы государство может удовлетворить их желание путем строительства городов-спутников, рассредоточения промышленности, выделения зон-заповедников. Подобные процессы постепенно положительно трансформируют жизнь сельского населения. Фермеры США, Канады, Аргентины, Австралии, Новой Зеландии могут служить примером.

Для марксистов крестьянство всегда было лютым врагом. Поэтому марксизм в случае своей победы хочет уничтожить крестьян и превратить их в бесправных сельскохозяйственных рабочих. С этой целью в 1929 году в СССР было введено новое крепостное право, названное коллективизацией.

Марксизм обещает уничтожить все религии. Атеизм станет для всех обязательным, верующие будут объявлены вне закона.

Равноправие рас при окончательной победе коммунизма сомнительно, так как в существующих тоталитарных марксистских режимах люди разделены на категории и их натравливают друг на друга. Эти режимы в действительности пропитаны шовинизмом и расизмом. Судьба белой расы в этом свете представляется наиболее плачевной. Марксизм презрительно именует демократию и гражданские свободы Запада буржуазными. Во всех режимах, безраздельно подвластных марксизму, подавляют свободу и демократия отсутствует. Нет никаких оснований думать, что при достижении «сияющих высот» коммунизма произойдет возврат к свободе. Наоборот, следует быть готовым к полному рабству, ибо живого человека можно загнать в придуманную марксистскую схему только под дулом пистолета.

Таким образом, ясно, что марксизм не способен разрешить для блага людей ни одной проблемы.

В обществе потребления рассмотренные обещания марксистского коммунизма должны быть трансформированы и стать реальными обязательствами.

— Ежегодный заработок рабочей семьи должен быть не ниже 12 000 долларов. Такой заработок имели 26% американских семей еще в 1968 году.

— Время досуга должно составлять но менее половины от времени работы. Труженик должен быть свободным не менее 120 дней в году, а в остальной период иметь узаконенную продолжительность рабочего дня и дни отдыха. Одинаковый жизненный уровень должен быть обеспечен в периоды работы и отпуска.

— Все формы эксплуатации должны быть полностью ликвидированы.

— Устранение войн должно зависеть от волеизъявления народов.

— Борьба в мириадах деловых и бытовых единств, как обязательное условие существования человеческого общества, будет занимать в жизни людей по-прежнему огромное место. Поэтому объединения людей доброй воли должны облагораживать и смягчать эту борьбу.

— Неизбежное разделение людей на управляющих и управляемых остается. В обозримом будущем это означает признание необходимости законной власти. Поэтому усилия объединений людей доброй воли обязаны быть направлены на усовершенствование государственных институтов.

— Свобода совести, равноправие наций и рас, гражданские демократические свободы определяются самой структурой свободного мира.

— Стирание разницы между умственным и физическим трудом уже происходит в свободном мире и не нуждается в специальных обещаниях.

— Городская и сельская жизнь имеют свои достоинства и недостатки, которые соответственно должны быть усилены и смягчены.

Общество, отвечающее этим требованиям, по праву может быть названо Обществом потребления.

Основы общества

Экономическая основа Общества потребления. В современных промышленно развитых странах свободного мира производство характеризуется широким применением машин-орудий, использующих огромное количество природной энергии. В предложенной политэкономии было доказано, что

— количество машинного труда ограничивается лишь производственными возможностями и резервами природных источников энергии;

— вся масса машинного труда представляет прибавочный труд;

— в изделии содержится тем больше прибавочного труда, чем больше машинного труда затрачено на его изготовление. Подавляющее число изделий, выпускаемых высокомеханизированными и автоматизированными предприятиями, создано машинным трудом;

— прибавочный труд расходуется на расширение производства, образование прибыли, уплату налогов и оплату экзистенциальных расходов работника;

— директор завода, глава предприятия, инженеры, рабочие, служащие, работники коммерческих и транспортных служб, связанных с производством, образуют своего рода содружество, которое кровно заинтересовано в увеличении прибавочного труда и его реализации (в форме готовых изделий).

Констатация этого вселяет надежду на благоприятное решение.

Конечно, борьба в рабочих единствах не исчезнет, по примет более мягкие формы. Классовая агрессивная борьба станет бесполезной и уступит место дружной совместной работе.

В обществе, где использование машинного труда достигнет еще более высокой ступени, распределение огромного количества прибавочного труда (оставляя в стороне организацию предприятия) потребует инженерных решений, направленных на удовлетворение все возрастающих потребностей, и не менее энергичной деятельности коммерческих служб для скорейшего распределения изделий но потребителям.

При нормальном состоянии общества, когда отсутствует эксплуатация и обогащаются все слои населения, для распределения огромных количеств прибавочного труда вполне достаточно положений, о которых шла речь выше. На таком фундаменте можно построить Общество изобилия.

Значение автоматизации. С развитием техники, особенно когда станки-автоматы и автоматизированные технологические линии обеспечивают широкий выпуск изделий или полуфабрикатов, объем машинного труда возрастет и доля активного труда может быть сведена к минимуму. Это приведет к значительному сокращению числа занятых на производстве людей, в первую очередь производственных рабочих. Увеличение производительности и интенсивности процессов, уменьшение времени совершения операций в ходе автоматизации послужат основой для уменьшения продолжительности рабочего дня.

Кроме того, автоматизация во всех областях, допускающих ее рациональное применение, увеличит насколько это потребуется промышленное использование природных источников энергии.

Автоматизация управления, учета, инженерных расчетов приведет к резкому сокращению служащих соответствующих специальностей.

Упрощенная схема экономики Общества потребления. Идея автоматизации доведена до предела и все изделия, которые выпускаются в свободном мире на ста тысячах предприятий, изготовляются теперь современным способом — всего на тысяче автоматизированных заводов *. В этом случае, как и прежде, количество получаемого прибавочного труда одно и то же и измеряется равным количеством машинного труда. При таком положении число занятых на производстве людей сократится примерно в десять раз. Хозяева заводов-автоматов, как производители всей массы изделий, получат все вырученные при реализации деньги. Таким образом, к ним будет стекаться денежная сумма, эквивалентная суммарному труду, вложенному во все изготовленные и реализованные изделия. Из этой суммы производится оплата затраченного пассивного и активного труда всех работников, а также их экзистенциальных расходов, снимается узаконенная прибыль и средства на усовершенствование производства. Оставшаяся часть денег в форме огромного налога переходит в распределительные центры при каждом государстве. В нашем примере 9/10 рабочих оказались безработными и 99 000 предпринимателей потеряли свои заводы. Люди нисколько не виноваты, что в связи с полной автоматизацией потеряли свои заработки и должности или предприятия. Поскольку все это выполнено с заранее намеченной целью, они имеют полное право на свою долю доходов.

* В действительности, автоматизированные предприятия могут быть как большими, так и маленькими, вплоть до многочисленных автоматизированных участков на заводах обычного типа.

При таких условиях работы естественно, что те, кто занят непосредственно па производстве, будут получать в несколько раз большие заработки и прибыли. Рабочие, инженеры, служащие, коммерсанты, предприниматели, оказавшиеся без работы при таком процессе производства, переходят в разряд резервных тружеников. Они получают из Палаты Регулирования при правительстве каждого государства ренту резервистов. Для тех, кто работал по найму, эта
рента должна обеспечивать уровень жизни, равный уровню американской семьи, получавшей 12 000 долларов в 1968 году. Для бывших предпринимателей следует исходить из прибыли последних двух лет. Рента должна быть тем выше, чем дольше предприниматель выдерживал конкуренцию. Предприниматели, разорившиеся только в последние два года перед установлением Общества изобилия, получают свою прибыль полностью. Те, кто вышел из строя раньше, получат от прибыли меньший процент. Таким образом, будет активизироваться экономическая борьба между предпринимателями.

Те, кто лишился работы вследствие своих собственных недостатков, скажем, из-за нежелания трудиться или отказа от предлагаемой работы, переходят в разряд отказчиков. Им выдается минимальная рента, которая должна обеспечивать вполне достаточный, но скромный уровень жизни отказчиков и их иждивенцев.

Если учесть, что к этому времени гонка вооружений прекратится, то большие размеры рент не подлежат сомнению.

Как осуществить Общество потребления. В упрощенной схеме Общества потребления предполагалось, что все изделия могут быть собраны из деталей, изготовленных на заводах-автоматах. В действительности, это недостижимо. Огромные вложения в автоматизацию производства оправдают себя только при массовом выпуске продукции. На заводах-автоматах выгодно выпускать различные материалы, полуфабрикаты и стандартные детали. Поэтому различные типы заводов поточного производства будут занимать определенный удельный вес. Это же относится к строительству, транспорту, торговле, где будет автоматизировано лишь то, что целесообразно. При достижении Общества изобилия экономическая борьба предпринимателей решит задачу автоматизации.

В Обществе потребления произойдет смещение центров борьбы: предприниматели и специалисты одноименных профессий будут более интенсивно бороться друг с другом; наемный персонал — более вяло вести борьбу за заработную плату и продолжительность рабочего дня.

На заводах-автоматах — ограниченное число мест. Борьба за овладение этими великолепно оплачиваемыми должностями будет стимулировать работу каждого специалиста над повышением своей квалификации. Между лучшими знатоками своего дела будут достигнуты добровольные соглашения об очередности работы на автоматических линиях, о переходе временно в резерв и наоборот. Такому решению будет способствовать желание самих работников заводов-автоматов реализовать свои огромные заработки во время длительного досуга.

Стремление к рационализации, механизации, автоматизации, усовершенствованию производства на научной основе заложено в природе капиталистической системы. Действия Палаты Регулирования улучшат и ускорят этот процесс и приведут к выпуску нормализованных, стандартизированных, унифицированных и однотипных изделий. Вначале будут сильно понижены налоги на заводы-автоматы и другие предприятия, использующие минимальное число рабочих и обеспечивающие при этом массовый выпуск изделий. В дальнейшем Палата Регулирования будет продолжать воздействовать на экономику следующим образом:

— даст обязательные для каждой отрасли указания об увеличении или уменьшении выпуска изделий и, в соответствии с этим, рекомендации о сокращении рабочего дня в разных отраслях производства;

— продолжит налоговую политику.

Специфические особенности Общества потребления. Материальная заинтересованность — основной стимул для достижения Общества потребления:

— Заводы-автоматы и крупное серийное производство требуют больших капиталовложений. Поэтому крупные объединения предпринимателей (акционерные компании) будут необходимы.

— Бесперебойно действующие предприятия возможны только благодаря армии рабочих, инженеров, исследователей, работников коммерческих служб. Те, кто в ходе технического прогресса переходят в резерв, должны использовать с толком предоставленный им на время и оплаченный благодаря ренте досуг и обязаны сохранить навыки и квалификацию. В помощь будут созданы различные курсы и мастерские для технических и научных экспериментов. Инженеры обязаны следить за новинками технической литературы.

— Крупные заработки и ренты увеличат число держателей акций. Если резервный труженик увлекается акциями и игрой на бирже, то превращается тем самым в рантье и начинает вести жизнь без ценной отдачи обществу. При возвращении такого рантье к трудовой жизни следует потребовать от него пройти испытания для подтверждения годности квалификации.

— Денежное обращение как идеальный эквивалент трудовых затрат и средство обмена сохраняется.

— Палата Регулирования контролирует реализацию изделий всех отраслей промышленности. Компьютеры позволяют вести еженедельный учет реализованных изделий, подавать немедленно сигналы предприятиям.

Первая осцилляция мира-маятника подошла к критической точке. Все народы мира-маятника впервые в истории приближаются к конечной точке его размаха. В недрах зрелого капитализма складывается общество изобилия. Его социально-экономический строй несравненно совершеннее коммунистических режимов, что облегчит их крушение.

Общество изобилия объединяет промышленно развитые страны. Во второй осцилляции — Обществе независимых — аграрные страны Свободного мира и страны Третьего мира тоже получат возможность успешного развития.